Category: религия

Кратко о главном

ПУТЕШЕСТВИЯ: Речной круиз 1967, Родовой тур 2011, Поволжский тур 2016, Северный тур 2016, Ярославский круиз 2016, Путешествие 2017, Волго-Камский круиз 2018. \\ Московские речные прогулки. \\ Архангельская область, Владимирская область, Волгоградская область (Волгоград), Вологодская область, Воронежская область (Воронеж), Ивановская область, Калужская область, Кировская область, Костромская область, Курская область, Московская область, Нижегородская область, Новгородская область, Орловская область, Рязанская область (Рязань), Самарская область, Санкт-Петербург, Саратовская область (Саратов), Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область (Тверь), Тульская область, Ярославская область (Ярославль). ЗАПИСКИ НАТУРАЛИСТА: Покровское-Стрешнево, Тимирязевский парк, Красногорск, Главный ботанический сад, выставки живых грибов. НЕКОТОРЫЕ ТЕМЫ: "Вишневый сад" в Вичуге, Вторая мама Шукшина, Шукшин на Новодевичьем, Еропкины, Профессор Оксфорда Сергей Коновалов, Кустодиев, Владислав Репин, Разорёновы, метрические книги, Самиздат-1989, Дуся Виноградова, Секретные записки 1852 года о тайных раскольниках Костромской губернии, маршал Василевский, Костромская губерния на рисунках 1855 года.

Тайно раскольничий Костромской уезд (1852). Из секретных записок чиновника особых поручений МВД.

Публикуется впервые. Предисторию и об авторе дневника см. здесь.
 
Дневник Коллежского Асессора Арнольди

 
Судиславль, заштатный город.

Явных раскольников 80 душ. Из них: 13 Поповщинской секты и 67 секты Перекрещиванцов.
 
В г. Судиславле 1316 душ обоего пола состоят в приходе у двух Священников: Невского и Адельфинского. По их словам можно подозревать только 19-ть душ тайно состоящих в расколе по Поморской секте. Раскол существует в г. Судиславле с давнего времени и был долго поддерживаем и распространяем знаменитым между раскольниками купцом Николаем Папулиным, у которого собирались раскольники для молитвы иногда до 150 человек; у него же проживали постоянно числом до 30 и более душ, приходившие из самых отдаленных мест для богомолья. Весь дом его, ныне уничтоженный, состоял из маленьких келий и большой моленной, с богатыми образами и старинными книгами. Деньгами, советом, покровительством в торговых делах, всеми возможными средствами распространял Папулин раскол повсеместно и вся северная часть Костромского уезда заразилась расколом от него и от его агентов. Когда наконец Правительство нашлось вынужденным нарядить Комиссию для раскрытия всех действий Папулина и для пресечения зла, водворенного им в Судиславле, то отовсюду из Петербурга, Москвы и других мест огромные суммы денег присылались Папулину, чтобы поддержать его в настоящем его несчастии, которое вместе с тем в его лице и нанесло сильный удар расколу, но деньги не помогли и Папулин все-таки был удален в Кирилло-Белозерский монастырь, и с тех пор раскол в Судиславле видимо ослабел. Родственники Папулина отдали принадлежащую ему мельницу и маслобойню мельнику Григорью Кузьмину, который владея этим наследством Папулина, продолжает собирать в круге себя раскольников и пользуется до сих пор покровительством всех родственников Папулина, которых осталось в Судиславле очень много. Даже племянник Николая Папулина, Максим Папулин, служащий ныне в Судиславле головою и по видимому во все принадлежащий к расколу, как я узнал под рукою тоже помогает Григорью Кузьмину, хотя сам не ходит более на его собрания.
 
Кроме вышепоименованных 19-ти душ, указанных мне Священниками в городе Судиславле проживают 62 лица мещанского сословия, которые недавно только приписались к мещанскому обществу и все состоят в расколе по Поморской секте. Они не числятся вовсе у Священников, а потому я о них узнал только случайно из рассказов Квартального Надзирателя города Судиславля.
 
В ведомостях городской полиции кроме явных раскольников значится еще 69 душ мещан раскольников Поморской же секты, которые проживают в Москве и других городах. Когда Папулин был удален в 1845 году, то многие лица у него проживающие были возвращены на места их жительства, а некоторые скрылись и где ныне находятся неизвестно, и таких по ведомостям числится еще 4 души женского пола. Кроме Григорья Кузьмина тайные собрания раскольников Поморской секты бывают еще у купцов Николая Иванова Махаева и Михайла Петрова Захарова и у девиц мещанок: Ирины Андреевой Москвиной и Евпраксеи Григорьевой Москвиной. Наконец еще подозреваются в принадлежности к Хлыстовской секте 5 девиц, проживающих в доме после умершей Хлыстовки Марьи Алексеевой и сестры бывшего Приходского Священника села Болотова Катерины или Авдотьи Дорофеевой. В селе Болотове, которое находится от Судиславля в 6 верстах, я не нашел Хлыстов. Но лет 10-ть тому назад по рассказам крестьян, причетника приходской церкви и наконец Священника села Бородатова, в селе Болотове был Священником Алексей Дорофеев, который сам принадлежал к Хлыстовской секте, был в близких сношениях с главной наставницей Ульяной Васильевой и совратил в эту секту свою жену и двух сестер своих. Он держал у себя разъездных лошадей и постоянно ездил из села Болотова на ночные собрания Хлыстов к Ульяне Васильевой в деревню Старово. Священник Алексей Дорофеев умер, а жена его и две сестры его еще живы и до сих пор принадлежат к этой секте. По слухам первая с одной из сестер проживает в городе Костроме, а последняя в Судиславле. Таким образом всех тайных раскольников открыто мною в Судиславле 160 душ.

Collapse )

Тайно раскольничий Кинешемский уезд (1852). Из секретных записок чиновника особых поручений МВД.

Публикуется впервые. Предисторию и об авторе дневника см. здесь.

Дневник Коллежского Асессора Арнольди

 
Уездный город Кинешма.
 
Явных раскольников собственно в городе 4 души, 1 Поморской секты и 3 Спасова Согласа, и в деревнях причисленных к городским церквам 17 душ по секте Перекрещиванцов.
 
В городе Кинешме, кроме 4 лиц, явных раскольников есть ещё 15 человек, из семейства купца Баранова, которые тайно состоят в расколе в секте Перекрещенцов и 3 лица из мещан. Все они числятся в приходе Спасо-Преображенской церкви. Священник Беневоленский весьма хорош и много содействовал мне к открытию тайных раскольников. В деревнях, причисленных к его приходу, кроме вышеозначенных явных раскольников, есть ещё 28 человек той же секты, тайных раскольников. Раскольники деятельно занимаются распространением раскола, чему доказательством может служить то, что в одной из ближних деревень крестьянин Семен Михайлов с женой Анастасией Яковлевой будучи с детства Православным, несколько месяцев тому назад перекрестился и поступил в Поморскую секту. - Протоиерей Василий Мелечкинской был в отлучке, и от дьячка Сахарова и пономаря Груздева, я узнал, что в их приходе, кроме явных раскольников есть еще 27 душ тайных раскольников Поморской секты. Проживающих в деревнях, причисленных к городской церкви Протоиерей Александр Гласов то же весьма хорошей жизни сообщил мне, что одна из явных раскольниц сестра Кинешемского головы Мария Иванова Грязнова, состоящая в Поморской секте, много приносит вреда, совращая в раскол Православных. Недавно взяла она к себе в дом девушку лет 16 и воспитывает ее в расколе, у нее же служит прикащиком мещанин Волков, который тоже состоит тайно в расколе.
 
В других приходах у других Священников раскольников ни явных, ни тайных нет. Таким образом оказалось в г. Кинешме тайных раскольников 74 души по секте Перекрещиванцов.
  Collapse )

Тайно раскольничий Юрьевецкий уезд (1852). Из секретных записок чиновника особых поручений МВД.

Публикуется впервые. Предисторию и об авторе дневника см. здесь.

Дневник Коллежского Асессора Арнольди

 
 
Село Парское.
Явных раскольников 12 душ обоего пола Поповщицкой секты и 4 секты Перекрещиванцов.
Во всем приходе села Парского 4000 душ обоего пола. Все они принадлежат двум помещикам Князю Трубецкому и Княгине Долгоруковой. Село Парское считается самым богатейшим торговым селом Юрьевецкого уезда. Все крестьяне занимаются исключительно тканьем разных бумажных и пряжных изделий, а до 500 душ, занимаются кроме того выделыванием роговых и костяных головных гребней и сбывают их на Нижегородской ярмарке и в Казанской губернии. Иногда в год на разных ярмарках сбывается до 200 000 гребней. 29 августа здесь бывает довольно значительная ярмарка и сбор с мест и лавок простирается в настоящее время только до 2000 руб. сер., а в прежнее время простирался иногда до 7000 руб. сер. Церковь в селе Парском во Имя Крестителя Господня, весьма древняя и великолепно разукрашенная. Образа есть превосходного старинного письма. Престол, Царские двери и множество больших образов из чистого массивного серебра с позолотой. Ежегодных вкладов бывает более чем на 1500 руб. серебр. Большой местный образ Иоанна Предтечи по преданию пожертвован в Церковь Царем Иоанном Васильевичем Грозным, после взятия Казани. Не только все прихожане Православные, но и самые закоренелые раскольники приходят иногда в Церковь приложиться к этому образу, только не во время службы. Есть также в Олтаре другой замечательный весьма богатый образ Корсуньской Божией Матери, весь украшенный золотом и драгоценными каменьями. В приходе села Парского, кроме вышепоименованных явных раскольников есть еще 3 семейства до 19 душ в деревне Петрове Княгини Долгоруковой, которые по словам Протоиерея Успенского, тайно состоят по Спасову Согласу. Вообще все здешние раскольники имеют связи с раскольниками сел Владимирской губернии: Иванова и Дунилова, которые находятся от Парского в 40 верстах и где до сих пор существует еще раскольническая часовня. Один из прихожан села Парского, Сергей Иванов из деревни Дунильцева, проживал прежде при этой часовне, а теперь там проживают его три сына. Старший из них Гаврило в 1842 году при венчании дал присягу и подписку присоединиться к Православию, а теперь явным образом снова уклоняется в раскол и объявил Священнику, что он не признает Православной церкви и просит числить его раскольником Поповщицкой секты. Сестра Сергея Иванова проживает в скитах Макарьевского уезда, откуда иногда приезжают в с. Парское беглые попы, для исправления различных треб.

 
Collapse )

Тайно раскольничий вичугский край (1852). Из секретных записок чиновника особых поручений МВД.

Публикуется впервые.
Предисловие.


С чего всё началось.

Весной 1850 года ярославские жандармы схватили шайку, которая промышляла грабежами в Ярославской губернии.  Возглавлял шайку атаман Пашка, уроженец села Сопелки, располагавшегося на правом берегу Волги ниже Ярославля. В ходе следствия выяснилось, что лидер шайки был членом ранее неизвестной секты, которая идеологически оправдывала воровство и грабежи, чинимые её адептами.
 
Из Петербурга в Ярославль был прислан чиновник, опытный в раскольничьих делах, граф Стенбок, который возглавил специальную следственную комиссию, тайной миссией которой было исследование обнаруженной опасной секты и пресечение её вредной деятельности.
 
В комиссию был включён Иван Аксаков, в будущем знаменитый публицист и лидер славянофилов, а в тот момент чиновник особых поручений при Министерстве внутренних дел, который в это время официально занимался ревизией городов Ярославской губернии, а неофициально был наделён секретной миссией изучать ярославское старообрядчество.
 
Уже первые допросы выявили, что главным гнездом этой секты было село Сопелки под Ярославлем. Аксаков в письмах своим родным писал: «На этой неделе мы ездили в уезд, и там я осматривал знаменитое село Сопелки, где все почти дома устроены с потаёнными местами, фальшивыми крышами, двойными стенами и т.п. Следовательно, уже самые постройки производились с умыслом, и пристанодержательство не случайное, а организованное. Матерьялов накопливается много...».

 
Collapse )

Тайно раскольничий Плёс (1852). Из секретных записок чиновника особых поручений МВД.

По ведомостям в Плёсе значится записных раскольников только 25 человек обоего пола. Ныне по сведеньям, полученным мною из разных достоверных лиц, о коих будет сказано ниже, оказывается, что в Плёсе проживает тайных раскольников более 400 человек, всевозможных сект, но более поповщинской и секты перекрещиванцов, которые никогда не бывают у исповеди и Св. причастия.

Плёс есть корень раскола Нерехтского, Кинешемского и Костромского. Находясь на границе трёх уездов и будучи окружён лесами, он весьма удобен для укрывательства странников или так называемых бегунов.

Замечательно, что из 6-ти приходских священников в Плёсе нет ни одного хорошей жизни. Все они нетрезвого поведения и находятся в презрении, даже у православных. Сам благочинный Иоанн Успенский сильно пьёт и явно покровительствует раскольникам; его дед, бывший тут же священником, оставив место ушёл в раскол и был у раскольников попом. Только невежеством и безнравственностью плёсского духовенства и может объясниться такое сильное развитие раскола в городе Плёсе.

В секту бегунов ушло из Плёса в последнее время до 30 человек из семейств мещан: Коуровых, Авериных, Колшиных, Синцовых, Будыгиных, Бакакиных, Огурешниковых и других. Здесь есть Скороходов, который служит бургомистром в магистрате и состоит даже церковным старостой, а между тем он сильно подозревается в сокрытии и покровительстве сектаторов страннического согласа. У него отец и сестра в бегах, а брат его, проживающий с матерью, тоже подозревается в укрывательстве беглых той же секты. Мещанка Коурова, давно уже ушедшая в странство, была поймана в Костромском уезде и представлена в Плёс; её задержали при магистрате, но прежде чем успели допросить, она бежала и, по рассказам людей, заслуживающих доверия и наконец, по уверению другого бургомистра Огурешникова, бургомистр Скороходов содействовал тогда ее побегу.*

*Об этом обстоятельстве представлена мною записка г. Начальнику Костромской губернии.

Плёс стоит в горах на самом берегу Волги, а против него на другом берегу и тоже на возвышенном месте раскинуты в живописном порядке деревни Костромского уезда числом до 16-ти и там-то скрываются странники зимой в деревнях: Нечесове, Серкове, Медведкове и Макарове; а летом в лесах по ту же сторону Волги. Впрочем и в Нерехтском уезде тоже близ деревни Церковново помещика Чернева, есть, говорят, в оврагах, поросших кустами, кельи, где укрываются странники. Число бегунов определить с точностью невозможно, потому что они по самому смыслу вредного своего учения, никогда не остаются долго на одном месте, а должны беспрерывно странствовать, укрываться и подвергаться всевозможным преследованиям и гонениям. Можно только сказать утвердительно, что их здесь появилось более с тех пор как в Ярославле была учреждена Комиссия для их поимки и учреждение этой Комиссии сделалось им известно. Слышно, что в последнее время они в большом количестве перебираются в Кинешемский уезд и даже в Нижегородскую губернию.

Кроме страннического согласа в Плёсе находятся ещё секты поморская и поповщинская. Самые закоренелые и вредные раскольники по поморской секте мещанин Мухин, у которого жена и дочь принадлежат кажется к поповщине, а по поповщинской секте: мещанка Ненила Васильева с двумя сыновьями, купцы Королевы, которых семейство состоит из 9 человек, купцы Кузнецовы, которых здесь 4 семейства, купец Маклашин с детьми, купец Честухин, купец Потипалов, которого семейство состоит из 5-ти человек, мещанки девки Иванчиковы 4 сестры и мать, дети умершего Петра Ильина Мызгина, знаменитого раскольника, который был у них часовенным попом и наконец мещанин Каракулин, который тоже был у них вроде попа или чтеца, но теперь по старости лет признан к этой должности не способным и к плёсовским раскольникам ездит служить ныне мужик из села Красного Костромского уезда, Иван Алексеев.

Я нарочно поименовал здесь до 40 человек некоторых главных раскольников, чтобы было видно, что они вовсе не скрываются, а известны всем городским жителям, а между тем явных раскольников в городе Плесе числится всего 25 человек. Если бы иметь время, то можно бы было таким же образом поименовать и гораздо большее число.

У купца Мухина есть моленная и кроме того он подозревается в пристанодержательстве; купчиха Солодовникова имеет тоже сношения со странниками, у нее в прошлом году был пойман беглый фельдфебель 3-го учебного Карабинерного полка Козлов с своею любовницею. Купчиха Курицына тоже одна из деятельных раскольниц города Плёса. По слухам, она скрывает у себя беглых священников поповщинской секты.

Почти все сведения о раскольниках города Плёса получены мною от 4-х лиц, с которыми я успел здесь сблизиться, и которые заслуживают полного доверия; а именно: купец Алексей Подгорнов, купец Пётр Подгорнов, старший его брат с женой, и бургомистр здешнего магистрата Иван Огурешников.

Пётр Подгорнов, старик лет 70-ти был прежде крепостным человеком князя Вяземского и бурмистром села Красного Костромского уезда, но выкупился на волю, записался в купцы и 25 лет уже как торгует хлебом в Плёсе; он ревностный православный, ума бойкого и весьма грамотен для своего сословия, в городе его уважают и боятся. Он сперва был со мною весьма осторожен, но когда мы короче познакомились, он разговорился и по совести высказал мне всю правду.

Все означенные лица с негодованием отзывались мне о духовенстве города Плёса и уверяли меня честью, что третья часть жителей города Плёса состоит в расколе и никогда не бывает на исповеди и Св. причастии. Пётр Подгорнов рассказывал мне между прочим, что ему не раз случалось спорить с раскольниками о догматах Церкви, но безуспешно, а священников здешних не раз укорял за их безнравственную жизнь, и в особенности за то, что скрывают раскольников, но всегда получал от них один и тот же ответ, что если они всех раскольников будут показывать таковыми, то и мест своих лишаться, потому, что им всем здесь и делать будет нечего, для малого количества православных, какое находится в Плёсе; а иные откровенно признавались ему, что раскольниками они только и существуют, или, как они выражаются: их горница только ими и кормится.

А.Ф. Морокин, Поездка в Крым и Константинополь (в 1906 г.). Часть 4

4. Путь в Константинополь (8-9 октября 1906 г.)

8 октября. Наконец совершаю свое первое путешествие за границу, исполняется моя заветная мечта, лелеянная с молодых лет. Я еду на восток, где разыгрывались судьбы и интересы различных народов, из коих выделялись своим умом, изяществом жизни, как в культурном, так и в художественном отношении греческие племена. Настоящую цивилизацию западных народов создали греки. Рим восприял греческое искусство и развил все это в страшную государственную мощь, но, в сравнении с греками, в силу реальную, в более грубой форме. Учители римлян состояли из греческих выходцев.

Пароход "Олег"

Я приехал на пристань, откуда пойдет пароход «Олег» давно построенный; его корпус, как говорил капитан, строился 48 лет назад, очень прочной работы и из лучшего железа, прежде, говорит, строили прочней; машина конечно поставлена другая, в 900 сил, английского завода. Кокандцев, хивинцев, бухарцев, паломников мусульман при посадке оказалось очень много. Они толкаются, лезут как бараны.

Большинство их в белых чалмах, есть немного и женщин, лица которых закрыты чадрой. Мусульмане начали совершать намаз по всем углам парохода. Пароход отошел от пристани почти в 10 час., тогда как по расписание должен был отойти в 9 час: мусульманские паломники задержали, их ехало человек 300. Пароход, выйдя из бухты, взял курс почти на запад. Солнце скрылось за редкими облаками. Море тихо волновалось, волны хотя были небольшие, но покачивали порядочно; верхушки волн белели пеной, цвет воды был черный. Картина невеселая; кругом парохода безбрежное, мрачное море; клубы пароходного черного дыма расстилались и исчезали над поверхностью волн. Мусульманские паломники лежали кучами на нижней палубе, завернувшись в свои широчайшие ватные халаты. Я тоже, подражая им, сошел в каюту, и надел беличий тулупчик. Долго сидел я на верхней палубе, мечтая о доме, о друзьях. Ветер, не особенно теплый, обдувал мое лицо, и что-то шептал, напевал, пролетая мимо ушей. Утро. Сейчас прилетели какие-то синенькие птички и сели на ванты и оснастку парохода, кто-то бросил крошки хлеба, они поклевали и улетели; должно быть утомились, летевши сотни верст по морю. В 1 классе пассажир только один я; обедаем, пьем чай с капитаном и машинистом втроем, на море обычай обедать, пить чай всем вместе. Вышел наверх в 7 час. На небе не видно ни одной звездочки. Пароход стремится неведомо куда, разрезая своим приподнятым носом черную поверхность моря; на вершинах невысоких волн белеется в темноте, как кружево на черном платье, пена. Волны приветливо журчат, производя при исчезновении металлический звук; такой звук происходит от морской минеральной воды, пресная вода не может дать такого звука.

8-е октября. Вечер. Все спокойно, сейчас ветра почти что нет, на море небольшая зыбь, темнеет вокруг безбрежное море, на небе в облаках играет, блестит, отражаясь на воде в трепетной зыби лунная светлая полоса, волны лениво блещут, рассыпаясь белой жемчужной пеной. Свет от нашего парохода .за его кормой переливается и пропадает в бездонной пучине моря. Утром в 9 часов в неясном очертании стали видны берега, подходим к Босфору. Небо хмурое, серое, море тоже серо-стального цвета, дельфины играют около парохода, кувыркаясь в воде. Приближаемся к Царь-Граду; горы стали рельефнее вырисовываться на горизонте; здания кажутся в смутной неясной форме.

При входе в Босфор, небо очистилось от облаков, солнце вступило в свои права, ярко светит. На левой стороне так называемой «кодак», куда наш пароход посылал шлюпку, чтобы заплатить за вход 25 р., на левом берегу сделаны земляные батареи, в них одиноко, как-то лениво, понуро стоять пушки, кейфуют как и хозяева их турки. Сейчас на правой стороне Буюк-Дере, место где обитает наше посольство. Зеленые горы по обеим сторонам Босфора напоминают наши Жигулевские, конечно, в большем и роскошном размере. Длина Босфора 16 верст. Один из красивейших проливов мира—общее впечатление всех, видавших другие живописные места в свете. В его красоту нужно всмотреться, так сказать, ее раскусить. Он не особенно широк, около версты в узком месте, в широких местах пожалуй будет версты две. От гавани берег Босфора более оживает, виды Босфора другие: густая зелень, на правом и левом берегу, турецкие жилища. Как здесь, так и в Константинополе — дома, как башни, странной, оригинальной постройки здания от трех до шести этажей с плоскими восточными кровлями и с неширокими фасадами. Есть даже в два-три окна, обитатели их живут, как в каких-то скворешницах. Чем дальше плывешь по Босфору тем рельефнее перед глазами является восток. Люди с красными головами, всюду, куда не посмотришь, восточное заявляет о себе; так и кажется, что воздух, солнце, люди, каики (лодки), архитектура — все восточное, все отличное от нашего. Здесь есть дубы, сродная нам береза, сосна, а также имеются буки, платаны, кипарисы и проч. южная растительность, протекает ручей и очень красивый поток. Некоторые деревья по преданию садил вождь крестоносцев Готфрид Бульонский, все это старая почтенная растительность. Вообще место привлекательное, где, думаю, не дурно живется нашему посольскому персоналу, Здесь 16 лет жил мой приятель, гр. Н. П. Игнатьев, будучи послом. Пролив как-то мало оживлен. Покуда мы им шли, слишком час, встретилось Несколько пароходов и мелких судов; русское посольство «Буюк-Дере» стоит возле самого Босфора, здания посольства скромных размеров, а сзади посольства в гору поднимаются сады, рощи с вековыми деревьями, занимающие большое пространство и ему принадлежащие. Далее по правому берегу Босфора великолепные султанские дворцы, английское посольство, хорошее белое здание, затем французское красное, как фабрика, австрийское, американское посольства тоже очень красивой постройки. Далее весь берег застроен дачами пашей и виллами иностранцев. Наконец открылся и Константинополь, с возвышающейся налево в Стамбуле Софией, прекрасна панорама города, освещенного солнцем. Шли все тихим ходом; чем ближе к Константинополю, тем больше судов, яликов, пароходов, тут есть турки, греки в своих фесках и другие народности. На пароходе шум, гам невообразимый, дожидаюсь когда эта бухарско-хивинская орава уйдет с парохода. Погода благоприятствовала, было тихо, шли из Севастополя только около 26 часов, очень удачный рейс. У парохода «Олег» русской пристани нет, зато французская очень хорошо устроена; остановился пароход сажен за сто от берега, и тотчас же его окружили сотни лодок, зазывая к себе пассажиров. Бухарцы, хивинцы лезли кувыркаясь в лодку. Наконец пристали к таможне, где осмотрели нет ли у нас какой вещи, подлежащей оплате пошлиной. Здание таможни деревянное, мизерное, теснота невообразимая. Меня встретил монах, и он, как человек опытный, привел скоро все дело к концу.

Я водворился в номере Пантелеймоновского подворья. Номерок чистенький, но без всяких претензий на современность, вроде нашего московского Боровского подворья, чему я очень рад, так как все европейское порядочно мне наскучило в Гурзуфе, Ялте и Севастополе. Я забыл упомянуть о величественных и грозных развалинах древней крепости «Румели Гусир», мимо которой мы проплыли подъезжая к Константинополю: она построена Магометом II, за год до взятия Константинополя, на обоих берегах, в самом узком месте, так что под водой протягивались цепи, не пропускавшие суда из Черного моря. Зубчатые огромные башни крепости далеко видны.

Вдали в Галате Ильдыз-Киоск, в коем живет султан; его немного видно из за холма. 10 октября. Пантелеймоновское подворье, принадлежность находящегося на Афоне монастыря; тут живут 15 русских монахов; прислуживает мне молодой монах Авель, симпатичный человек. Надоело мне европейничанье когда я был в гостиницах в Гурзуфе, Ялте и Севастополя; здесь я попал в простую, патриархальную, русскую обстановку. По приезде отец Авель подал чай, к нему белый хлеб большими ломтями и рыбок называемых вомзи, они греческого приготовления, вроде нашей кильки. На ночь, вчера вечером, подали большой графин с водой и такой же с красным вином, это, говорят они, вместо квасу. Кислое вино, но не противное, с водой можно пить и действительно, может заменить наш русский квас. Поужинал очень вкусно, борщом с картофелем, рыбой и затем яичницей; вся эта процедура обставлена радушной простотой, что мне приятно, после напыщенных, слащавых официантов во фраках. Из окна моей квартиры видна половина холма, на котором стоит храм св. Софии. Сейчас собираемся туда ехать в сопровождении отца Галактиона. Утром встал в 7 час. Рассвело, но густой туман еще покрывал рейд, часть которого видна из моего окна.

Пароходы, парусные суда, ялики беспрестанно снуют взад и вперед, свистки раздаются каждую минуту. Пантелеймоновское подворье стоит между высокими домами, как будто в каком ущелье. Вчера ходил в лавку Смирнова, русского торговца бакалейными товарами, купил кое-чего. Смирнов торгует здесь 18 лет: лавка наполнена всякой всячиной, много русских товаров, но обстановка лавки незавидная; лавка помещается тоже в ущелье. В числе первых товаров, водки, настойки, как он сказал, «смирновская водка», своего рода знаменитость, колбасы и пр. Всюду встречаются турки в красных фесках, носить которые они обязаны по закону. Народ все черномазый и довольно представительный, с крупными чертами лица и большею частью с большими носами. Монахи турок очень хвалят, по их словам это народ честный, трезвый и вежливый, но крайне фанатичный. Сравнивая их с нашими, приезжающими сюда матросами, монахи говорят, что наши пьяницы, озорники и без брани не ступят шага, особенно в последние годы они стали еще хуже. Кто шумит, дерется по духанам?— русские матросы! Кто валяется пьяным? тоже русские матросы.

От Мугреево-Никольского до посёлка Мугреевского

Южский район.
1 мая 2008, 28 июля 2012.

Теперь мы посетим родовые земли князя Дмитрия Пожарского. Именно в мугреевской вотчине находился Дмитрий Пожарский, оправляясь после ранений, когда к нему пришла делегация из Нижнего Новгорода с просьбой возглавить народное ополчение.

Мугреево-Никольское.
Памятный камень.

Collapse )