?

Log in

No account? Create an account

valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Entries by category: литература

[sticky post]Кратко о главном
valuh

ПУТЕШЕСТВИЯ: Речной круиз 1967, Родовой тур 2011, Поволжский тур 2016, Северный тур 2016, Ярославский круиз 2016, Путешествие 2017, Волго-Камский круиз 2018. \\ Московские речные прогулки. \\ Архангельская область, Владимирская область, Волгоградская область (Волгоград), Вологодская область, Воронежская область (Воронеж), Ивановская область, Калужская область, Кировская область, Костромская область, Курская область, Московская область, Нижегородская область, Новгородская область, Орловская область, Рязанская область (Рязань), Самарская область, Санкт-Петербург, Саратовская область (Саратов), Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область (Тверь), Тульская область, Ярославская область (Ярославль). ЗАПИСКИ НАТУРАЛИСТА: Покровское-Стрешнево, Тимирязевский парк, Красногорск, Главный ботанический сад, выставки живых грибов. НЕКОТОРЫЕ ТЕМЫ: "Вишневый сад" в Вичуге, Вторая мама Шукшина, Шукшин на Новодевичьем, Еропкины, Профессор Оксфорда Сергей Коновалов, Кустодиев, Владислав Репин, Разорёновы, метрические книги, Самиздат-1989, Дуся Виноградова, Секретные записки 1852 года о тайных раскольниках Костромской губернии, маршал Василевский, Костромская губерния на рисунках 1855 года.


Письмо Константина Симонова вичугскому краеведу.
valuh
27 июля 1971 – писатель Константин Симонов пишет письмо вичугскому краеведу Сергею Горбунову, в котором рассказывает об истории написания стихотворения «Женщине из города Вичуга», которое до сих пор пользуется огромной популярностью, особенно среди молодёжи.

________________________

"27 июля 1971 г. (Москва).

ГОРБУНОВУ

Дорогой товарищ Горбунов, отвечаю на Ваше письмо, которое затрагивает действительно щекотливый вопрос.

Дело обстояло так. Я был или в конце августа или в начале сентября 1943 года в 3-й армии генерала Горбатова, по-моему входившей тогда в состав Брянского фронта и стоявшей в это время во втором эшелоне где-то между Карачевым и Брянском. Я побывал в одной из стрелковых дивизий этой армии. В какой — не помню.

В одном из полков примерно в это время или немножко раньше погиб командир батальона, по званию, как мне помнится, старший лейтенант. Фамилии его не помню.

Сразу же после его гибели или через некоторое время ему пришло письмо от жены, видимо, молодой женщины. Содержание этого письма, которое довольно точно изложено мною в стихотворении "Открытое письмо", задело товарищей погибшего, и они, поскольку я в то время находился у них в полку, попросили составить текст открытого письма этой женщине, которое они собирались послать за своими подписями.

Я обещал им это сделать, но почти сразу же был отозван на другой участок фронта и не успел написать текст этого письма, которое они собирались послать.

Примерно два месяца спустя, находясь в Харькове во время процесса над немецкими военными преступниками, я, располагая некоторым количеством свободного времени, вспомнил эту историю и написал стихотворение "Открытое письмо женщине из г. Вичуги".

Я употребил в этом стихотворении некоторые врезавшиеся мне в память слова из письма этой женщины.

Я помнил тогда, в то время, и ее имя, и фамилию, и город, из которого она послала свое письмо, — это был город Вичуга, — но не стал в стихотворении указывать имя, отчество и фамилию адресата. Не стал по двум причинам.

Read more...Collapse )

Гоголь - пионер любительской "фотоохоты" за грибами.
valuh
"Наконец, ровно через час, тарантас подкатил к крыльцу, и мы, простившись с шоссе, поехали уже по большой калужской дороге. Гоголь продолжал быть в духе, восхищался свежею зеленью деревьев, безоблачным небом, запахом полевых цветов и всеми прелестями деревни. Мы ехали довольно тихо, а он беспрестанно останавливал кучера, выскакивал из тарантаса, бежал через дорогу в поле и срывал какой-нибудь цветок; потом садился, рассказывал мне довольно подробно, какого он класса, рода, какое его лечебное свойство, как называется он по-латыни и как называют его наши крестьяне. Окончив трактат о цветке, он втыкал его перед собой за козлами тарантаса и через пять минут опять бежал за другим цветком, опять объяснял мне его качества, происхождение и ставил на то же место. Таким образом, через час с небольшим образовался у нас в тарантасе целый цветник желтых, лиловых, розовых цветов. Гоголь признался, что всегда любил ботанику и в особенности любил знать свойства, качества растений и доискиваться, под какими именами эти растения известны в народе и на что им употребляются. Терпеть не могу, прибавил он, эти новые ботаники, в которых темно и ученым слогом толкуют о вещах самых простых. Я всегда читаю те старинные ботаники и русские и иностранные, которые теперь уже не в моде, а которые между тем сто раз лучше объясняют вам дело."

Это цитата из воспоминаний Арнольди о поездке с Гоголем из Малоярославца в Бегичево, в имение его (Арнольди) сестры Смирновой-Россет.
Read more...Collapse )

Неизвестные мужчины Дуси Виноградовой. Часть 1. Отец.
valuh
Дуся Виноградова – легенда 1930-х годов. Вичугская ткачиха, установившая несколько рекордов производительности труда и в мгновение ока оказавшаяся в ореоле славы.


Read more...Collapse )

Подмосковные лисички: 13 видов
valuh
1-2. Лисичка жёлтая Cantharellus cibarius и лисичка бледная Cantharellus pallens (часто считается разновидностью жёлтой).

Ещё 11 видовCollapse )

Об одном известном четверостишии, приписываемом Пушкину
valuh
В интернете широко ходит четверостишие, приписываемое А.С. Пушкину:

"Блажен, кто поутру имеет стул без принужденья,
Тому и пища по нутру и все доступны наслажденья
".


А теперь к истории вопроса.

Известный советский режиссер и драматург Николай Александрович Попов (1871-1949) был женат вторым браком на Нине Владимировне Лядове, родная сестра которой Валентина, в свою очередь, была женой Валерия Алексеевича Потехина (1863-1938), сына известного драматурга и писателя. Поэтому Поповы и Потехины поддерживали тесные родственные связи. В архиве Н.А. Попова сохранилось несколько писем ему, написанных Валерием Потехиным.

В самом последнем из сохранившихся письме, написанном 12 июля 1938 г., за два месяца до смерти 75-летнего Валерия Алексеевича Потехина, он сообщал Попову об интересном факте.

Дорогой Николай Александрович!
...хочу написать для Вас четверостишие А.С. Пушкина, лицейское, - сообщенное мне на днях внуком лицеиста Угримова, товарища А.С., слышанное им от деда - вот оно:

"Кто каждодневно поутру
Идет на двор без принужденья -
Тому всё в жизни по нутру,
Ему доступны наслажденья!"


Эти стихи - несомненно Пушкинские и как будто, до сих пор ненапечатанные нигде. Если это так, то рад, что могу их сообщить Вам первому - такому тонкому и глубокому ценителю.
...
Крепко жму Вашу руку.
Сердечный привет.
Ваш В.Потехин.


Таким образом, это пушкинское четверостишие могло пойти в народ то ли с подачи Попова, то ли самого внука Угрюмова. Но как можно увидеть, современный стишок существенно переделан народным творчеством. Вряд ли юный Пушкин использовал в своём четверостишии слово "стул".

В интернете можно встретить ещё один вариант, который кажется даже более пушкинским:

Блажен, кто рано поутру на двор сходил без принужденья,
Тому и пища по нутру и все мирские наслажденья.

А самое раннее публичное упоминание стишка, относящееся к 1951 году, мне встретилось в воспоминаниях М.М. Кирилова. Вот цитата из них:

Начались лекции по фармакологии. Читал их генерал маленького роста, рыженький и оттого похожий на солнышко. Его и звали - «эритроцит».  На одной из лекций он вошел в аудиторию и  торжественно произнес: «Блажен, кто поутру имеет стул без принужденья, тому и пища по нутру и все доступны наслажденья». Это была лекция о слабительных средствах.

Речной круиз - 1967. Часть 2. Село Константиново.
valuh
Государственный музей-заповедник С. А. Есенина в селе Константиново был открыт в октябре 1965 года.
И, возможно, это первое видео музея (киносъёмка августа 1967, автор Владислав Репин).



А теперь "нарезка" из фотографий киносъёмки с добавлением архивных фото из интернета.
Далее 30 фотоCollapse )

Хроника вичугских и околовичугских событий. Июль 2015
valuh
5 июля

  • 75 лет назад ушёл добровольцем на фронт (в числе трёхсот московских консерваторцев) Агеев Александр Иванович, студент 3-го курса дирижерско-хорового факультета Московской консерватории, автор ряда хоровых произведений. Молодой дирижёр родился в 1915 году в селе Тезино. Воевал в составе 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения. Пропал без вести под Ельней в начале октября 1941 года, после того, как дивизия попала в Вяземский котёл.




8-9 июля



8 июля

  • В Иваново Светлана Медведева поздравила семейные пары области с Днем семьи, любви и верности. Поздравление от супруги премьер-министра получила и вичугская чета Евгений и Людмила Трусовы...




15 июля

  • 15 июля 2016 года в Москве в Даниловом монастыре состоялось очередное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви, на котором Синод удовлетворил прошение митрополита Астраханского и Камызякского Ионы о почислении его на покой по состоянию здоровья в связи с достижением 75-летнего возраста. Преосвященным Астраханским и Камызякским, главой Астраханской митрополии назначен епископ Шуйский и Тейковский Никон (Ивановская митрополия). Временное управление Шуйской епархией поручено Преосвященному митрополиту Иваново-Вознесенскому и Вичугскому Иосифу.


17 июля

  • 17 июля 2016 года состоялся Плёсский веломарафон, который собрал более 600 любителей спорта из 27 регионов России.




24 июля

  • 50 лет назад в Родниках родилась Рощина Елена Олеговна, талантливая поэтесса, журналист, студентка ВГИКа. В детстве жила также и в Вичуге, на родине матери. Трагически погибла: была убита квартирными мошенниками в г. Иванове 17 июля 1994 г. накануне своего 28-летия. Посмертно вышло несколько книг: «Да утолятся печали твоя...» (Вичуга, 1995), «Жар нетерпения» (Воронеж, 1995), «Избранное» (Иваново, 1996; кроме стихов в книгу вошли дневники, письма, статьи, заметки, эссе), «Свобода печали» (Родники, 2008), «Воздух любви и одиночества» (Иваново, 2015). О судьбе Елены Рощиной снято два документальных фильма, имя Roschina присвоено одной из малых планет. В Вичуге в честь поэтессы назван литературно-краеведческий клуб «Елена».



30 июля

Фамилии жителей д. Бисерихи, встреченные в метрических книгах Петропавловской церкви с. Тезина
valuh
Из части метрических книг периода 1864-1899 годов
Мещане
Авксентьевы, Кокушкина
Крестьяне, солдаты и солдатки
Абрамовы, Авксентьева, Баландина, Барановы, Батанины, Бахровы, Башарины, Березины, Бисеров, Бояровы, Бувакины (много), Винокуровы, Воробьевы, Глуховы, Голубев, Горшковы, Горький, Грачевы, Гусевы, Егоровы, Елесенковы, Елесины, Елизаровы, Ермоловы, Жуленков, Замяткины, Захаровы, Захарьины, Капустин, Качалов, Киселевы, Клементьевы, Козловы, Кочетовы, Кротов, Кузнецовы,  Кулакова, Куликовы, Куриловы (много), Ларионовы, Леонтьевы, Любимовы, Макова, Маровы, Мозокина, Мохнатова, Мохнатые, Мягковы, Оковины, Папурины, Прокофьевы, Прусовы, Салины, Сандаловы, Саратовы, Сироткины, Скоробогатовы, Смирновы, Соколовы, Спорышевы (много), Толокины, Угожаевы, Филиповы, Цыпкины, Яковлевы.

Вторая мама Шукшина и ещё один спаситель Москвы. Часть 6
valuh
6. Шукшин и дочь Румянцевой

Обратимся вновь к Ольге Румянцевой:

«Скоро мы очень подружились с Васей. Он стал часто приходить к нам, как говорил, «просто так, посидеть...». Любил вечера, когда мы все после работы собирались дома, читали что-нибудь или рассказывали.»

«Дети мои так сдружились с Васей, что все события его жизни переживали, как свои. Однажды сын и дочь объявили мне, что завтра идут во ВГИК на защиту Васиного диплома.



Вернулись они веселые, восторженные, переполненные впечатлениями. Наперебой рассказывали, как выступал Вася, какую прекрасную, высокую оценку его работе дал Михаил Ильич Ромм.»

«Моя дочка Ира очень подружилась с Васей. Как сейчас помню, они садились в углу комнаты на пол и вместе пели. Хорошо пели. За душу брало.»

«Хорошая была девочка. Ах, как она с Васей дружила... Окончила университет. Стала детским писателем. Выпустила несколько книг.»

А теперь обратимся к воспоминаниям Лидии Чащиной, второй жены Шукшина.



Из интервью (2013):

«Шукшин тогда уже начал писать свои знаменитые рассказы. Помню, как он читал их мне и я поражалась, каким бесконечно интересным, необычным человеком оказался мой Вася, как прекрасно он владеет народным языком... Только рассказы эти почти нигде не печатали. Шукшину отвечали, что это неинтересно, мелкотемье, не наш профиль, не наша стилистика… И Вася решил пойти другим путем. В журнале «Октябрь» работала секретарем некая Румянцева, в свое время она еще у Ленина была секретарем, такая партийная, очень интеллигентная старушка строгих правил. И вот Шукшин договорился почитать свои рассказы ей и ее незамужней дочери. Он как раз ехал домой к Румянцевым, но случайно столкнулся со мной в метро, и я увязалась за ним. Так он выкрутился, представив меня: «Это моя сестренка с Алтая, приехала, дурочка, тоже поступать во ВГИК». У меня дар речи пропал. Я как села в угол, так и осталась там. А Вася стал читать рассказы. Помню, начал с того, который называется «Правда»... А старушка напекла пирогов, у них такой интеллигентный, старый уклад: вымытые полы, цветочки в горшочках, канареечка в клетке. Вася берет блюдце, ставит на пять пальцев и пьет, громко прихлебывая, хрумкая сахар вприкуску. И еще у него черная каемка под ногтями. А эти две интеллигентки не могут на него налюбоваться: «Боже, какая самобытность!» В итоге Румянцева помогла ему напечататься.»



В более раннем интервью (2000 года) эта история описана так:

«Его рассказы не печатались. А он понимал, что, если они появятся в толстых журналах, отношение киношной элиты к нему сразу изменится. И пошел на откровенную сделку: «Октябрь» печатает пять его рассказов, а он «ухаживает» за дочерью редактора отдела прозы — инвалидом детства. Ничего не зная об этой сделке, но чувствуя тревогу в сердце, я пришла туда, где происходило «ухаживание». Но не успела и рта раскрыть, как Вася ринулся ко мне со слезами на глазах и начал знакомить меня с «невестой» и «тещей», представляя им меня как свою сестру, приехавшую с Алтая «учиться на актрису». «Сестренка моя родная, я тебя так люблю! — обнимал он меня. А потом оборачивался к хозяевам дома: «Вы посмотрите, какая она у меня красавица!» На вопрос «невесты» о том, почему мы так непохожи, он с легкостью предал и свою любимую мать, сказав, что мы с ним «от разных отцов»… Я не выдала его и сыграла «сестренку». Мы пили чай, вели светскую беседу. А выйдя потом на улицу, я не плакала, не рыдала — выла от унижения!»

Вот ещё одно интервью (2013 г.), здесь новые подробности:

«Как-то встретила его неожиданно в метро, а он говорит: «Хочу пробиться в литературу. Сейчас поеду в гости к заведующей отделом прозы журнала «Октябрь». У нее дочка Ира — старая дева, так что ничему не удивляйся!». Оказывается, он решил за младшей Румянцевой приударить, чтобы мамаша сговорчивее стала. Я потеряла дар речи, но поплелась за ним. Шукшин представил меня «сестренкой с Алтая». «Нам же, — говорил потом мне, — будет лучше, когда я пробьюсь. Имя у меня будет, и деньги». Я тогда будто зачеркнула в себе самолюбие и нравственные принципы. Как я могла?

Шукшина после этого, правда, печатать стали и прописали в Москве. А вскоре Лида узнала, что у Василия и Иры родилась... дочь.»



И ещё из одного интервью 2013 года:

«— Шукшин знал жизнь, умел манипулировать женщинами, особенно из интеллигентной среды. Он хороший имидж себе придумал — этакого парня от сохи, радетеля за народ.

— Рафинированные интеллигенты ему совершенно проигрывали — поверьте. Я тому свидетель.

Вася тогда начал писать рассказы, но их нигде не хотели печатать: мол, мелкотемье, не наш формат... И он нашел выход. Как-то поднимаюсь по эскалатору на станции метро «Кропоткинская» и вдруг вижу — впереди мелькнуло его лицо. Я обалдела, потому что он должен быть в другом конце Москвы. Подбегаю к нему: «Как ты здесь оказался?». Шукшин растерялся, поэтому не стал юлить: «Ты же видишь, я никак не могу пробиться? Вот иду в гости к заведующей отделом прозы журнала «Октябрь» Румянцевой. У нее дочка — старая дева, так что ничему не удивляйся и молчи». Оказывается, он решил за младшей Румянцевой приударить, чтобы мамаша стала сговорчивее. Я от возмущения дар речи потеряла, но поплелась за ним.

Хозяйки к его приходу пирогов напекли, какого-то знакомого писателя позвали — мол, оцените дарование. Вася читал им свои рассказы, а они млели: «Ах, как свежо, как самобытно!». Вы бы видели, какой он был душка — сама скромность и обаяние, не влюбиться в него было невозможно.



— «Это, — сказал, — моя сестренка с Алтая! Тоже приехала во ВГИК поступать». Меня будто кипятком облили, я сидела ошарашенная — за все время не произнесла ни слова. А он пил чай из блюдечка, хрумкая сахар, который держал пальцами с черной каемкой под ногтями...

— А потом «невеста», ее звали Ириной, кажется, явилась к нему на защиту диплома. И на вечеринку Вася попросил меня не приходить, а вот обеих Румянцевых пригласил. «Нам же, — говорил, — с тобой будет лучше, когда я наконец-то пробьюсь. И имя у меня будет, и деньги». И я, понимая его, зачеркнула в себе самолюбие, какие-то нравственные принципы, которые меня раздирали. Вот за это себя и ненавижу. Как я могла? Но Шукшин своего добился — в «Октябре» напечатали его рассказ, потом — несколько в «Новом мире». Но главное — очарованные им женщины помогли ему получить прописку. Уж не знаю, как Шукшину это удалось, не регистрируя брак. Правда, когда он уходил от них, эти интеллигентки сказали ему вдогонку, что в жизни не встречали человека чудовищнее...

— А вам, простите, откуда такие подробности известны?

— Я их услышала от самого Васьки. Он ведь представил меня как сестру, вот и опасался, что эти женщины или их близкие придут ко мне выяснять отношения.»

Оставим эти откровения без комментариев. Лишь заметим, что отношения Шукшина с семейством Румянцевой оставались добрыми и близкими до самой смерти Шукшина. В гостях у Ольги Румянцевой была и мать Шукшина, и последняя его жена Федосеева-Шукшина. И то, что Шукшин назвал свою вторую дочь в честь своей «второй мамы» тоже о многом говорит… Возможно, вначале Шукшин действительно лицемерил в отношениях с Румянцевыми, но ощутив настоящее человеческое тепло, он ответил тем же…