?

Log in

No account? Create an account

valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
Профессор Оксфорда Коновалов. Части 3-7
valuh
3. Бирмингемский период

В 1929 году Сергей Коновалов стал профессором русского языка и литературы и руководителем русского отделения (Russian departament) Бирмингемского университета. Кроме того, он возглавил в университете Славянское общество (Birmingham Slavonic Society).



Коновалов не ограничился одним преподаванием. В 1931 году он организует Бюро исследований русской экономической конъюнктуры (Birmingham bureau of research on Russian economic conditions), которое просуществовало до 1940 г. Под редакцией Коновалова стали выходить ежемесячные записки Бюро (меморандумы), на страницах которых публиковались русские и европейские исследователи (А.М. Байков, С.H. Прокопович, Е.Д. Кускова, С.П. Тюрин, Ланселот Лоутон). Коновалов является одним из авторов статьи про СССР в ежегоднике английской энциклопедии Britannica, изданном в 1941 году.


Вот что писал П. Муратов, знаток древнерусских икон, приглашённый в 1933 году прочитать лекцию об иконах в Оксфорде: «Лекция могла состояться лишь благодаря заботливости и энергии нашего русского человека и москвича, молодого профессора С.А. Коновалова, раньше в Оксфорде учившегося и преподававшего, а теперь переведенного в Бирмингем»



На самом деле, Коновалов с 1930 г. параллельно с Бирмингемом преподавал славяноведение (Slavonic Studies) и в Оксфорде. Кроме того, в 1931-32 и 1940-41 учебных годах он преподавал также в Славянской школе (School of Slavonic Studies) Лондонского университета (в качестве почетного лектора – honorary lectorer).

«Преподавание русской литературы интересовало Сергея Александровича гораздо больше, чем внедрение нам знаний об этапах развития нашего родного языка. Вообще, когда какой-либо предмет не занимал его, С. А. был тяжеловат на подъём и в нём порой проскальзывало даже что-то обломовское. Зато, когда он читал лекции или просто беседовал с нами на излюбленную тему о русских писателях и особенно о поэтах 19-го и 20- го веков, он становился неузнаваем, оживлялся, делался красноречив, вдохновлён, и мы слушали его с величайшим вниманием, как зачарованные.» (Елизавета Кандыба-Фокскрофт).


4. В Оксфорде

С Оксфордом связана почти вся жизнь Сергея Коновалова, более 60 лет, начиная с 1919 года. Сначала годы учёбы, затем преподавание в университете, после руководство кафедрой и, под конец, заслуженный отдых на склоне лет.



В 1945 г. в Оксфордском университете, на факультете средневековых и современных языков и литературы, была основана русская кафедра, приписанная к Новому колледжу (New College), одному из старейших и крупнейших в Оксфорде. Главой кафедры был избран профессор Коновалов. Как он отмечал, росту интереса к русской истории и культуре способствовали «крупные победы русского оружия в последней войне, растущая международная роль СССР и перспективы развития экономических и культурных отношений между Великобританией и Советским Союзом». С учреждением в Оксфорде русской кафедры исследования России могли развиваться отдельно от других славянских исследований.



Около 22 лет Коновалов возглавлял кафедру. За эти годы Коновалов, будучи прекрасным администратором, смог сделать очень много. При Коновалове произошло резкое увеличение студентов, изучающих русский язык в Оксфорде, с единиц (1945 — 2, 1946 — 1) до десятков (1950 — 20, 1961 — 46). Было широко поставлено издательское дело кафедры, в том числе, на русском языке, организованы библиотеки. На кафедре работали выдающиеся ученые, такие как Дмитрий Оболенский, Борис Унбегаун, Джон Симмонс и другие.


5. «Оксфордские славянские записки»

В 1950 году Сергей Коновалов основал ежегодный научный журнал «Oxford Slavonic Papers», который стал самым значительным английским славистическим журналом. Сергей Коновалов был редактором журнала до 1967 года. Всего вышло под редакцией Коновалова 13 выпусков (последние три совместно с Джоном Симмонсом). В журнале печатались статьи не только историков и филологов Европы и Америки, но также и советских исследователей (академиков М. Алексеева и В. Жирмунского, профессоров Д. Лихачева, Н. Гудзия и П. Беркова и других). Сам Коновалов опубликовал в журнале 14 своих статей.



«Его статьи были, главным образом, на исторические темы. Особенно занимал С. А. вопрос об отношениях России и Англии в начале и середине 17-го века. Среди работ его о 17-м веке были статьи о нескольких русских посольствах, отправленных в Англию, письма царя Михаила Федоровича английскому королю Карлу Первому и генералу Патрику Гордону, казнь Стеньки Разина (описанная иностранным очевидцем) и в одной из последних статей переписка (7 писем) царя Александра Второго с его будущей морганатической супругой княжной Екатериной Долгорукой...» (Елизавета Кандыба-Фокскрофт)


6. Поездки в Москву

В 1958 году в Москве должен был состояться IV Международный съезд славистов, первый в послевоенное время. В 1957 году в Великобритании был создан Национальный комитет британских славистов, который занимался подготовкой к съезду. Возглавил комитет профессор Коновалов. Осенью 1958 г. он впервые после революции (спустя сорок лет) приехал на родину, в Москву. На съезде Коновалов был избран в члены Международного комитета славистов и пребывал им до 1968 года, когда ушёл на пенсию.

В 1960 г. в Москву с целью налаживания контактов должна была поехать Елизавета Кандыба-Фокскрофт, ученица Коновалова, основательница русистики в ЮАР. Вот что она написала в своей статье памяти С. Коновалова:
«Перед отлётом на родину, которую я покинула в 1920-м году, я попросила Сергея Александровича дать мне рекомендательное письмо к ректору Московского университета. С. А., не замедля, исполнил мою просьбу, дав мне несколько полезных советов (он сам уже побывал тогда в Москве). Своим письмом он оказал мне большую услугу, т. к. я, будучи подданной Южной Африки — державы, у которой не было дипломатических сношений с СССР, — могла повредить С. А. в его наладившихся отношениях с советскими академическими кругами. Он же, полностью отдавая себе отчёт в этом, не задумываясь дал мне рекомендацию.»

Корней Чуковский как-то написал о Коновалове: «В откровенной беседе он жаловался мне, как ему тесно в Оксфорде, как тяготит его отрыв от Родины». В другой раз Чуковский писал: «Коновалов чистый человек, любит Россию горячей любовью.»



Летом 1965 года Коновалов совершил новую поездку в Москву, во время которого он побывал в гостях у Чуковского в Переделкино, рассказав о пребывании Ахматовой в Англии в связи с присвоением ей почётного доктора Оксфорда. Вот что писал Корней Чуковский в своём дневнике о визите Коновалова: «Он привез известия об Ахматовой. Поселилась она у Берлина. Завтракала у Vice Chancellor'a. Ее фото и интервью с нею напечатаны в «Times». Коновалов привез отрывок из этого интервью: там она говорит, что в СССР народилась бесстрашная молодежь, что лучших поэтов (напр., Марию Петровых) не печатают, что ей, Ахматовой, пришлось голодать, что никак не понять, по какому принципу, на каком основании Сталин выбирал свои жертвы и т. д.»


7. Присвоение Почётных докторов Оксфорда

Возглавив русский отдел в Оксфорде, Коновалов сразу же задумался о возможности «почествовать» выдающихся деятелей русской культуры присвоением им степени Почётного доктора Оксфорда. Первым, кого мечтал отметить Коновалов был Вячеслав Иванов, вот что писал Коновалов в августе 1946 года великому русскому символисту:
«Я не задавал Вам вопроса относительно возможности Вашего приезда в Англию, но мы бы очень хотели Вас здесь почествовать. В мае-июне у нас тепло и хорошо и, если прямые поезда восстановятся, может быть, Вы всё-таки согласились бы прочесть у нас хотя бы одну обще-университетскую лекцию? Если вообще Вы могли бы к нам приехать, то у меня есть основания полагать (как у на выражаются: "I have a feeling" (сообщаю об этом доверительно!)), что Совет Университета поставил бы на обсуждение вопрос о степени Honoris Causa (L.L.D.) и, думается мне, решил бы таковую Вам дать. Как руководитель русского отдела, я был бы чрезвычайно счастлив, если бы Вы стали нашим graduate - в числе 4-5 русских, которые получили Hon. Degrees (Тургенев, П.Г. Виноградов, М.И. Ростовцев, Глазунов.

Вячеслав Иванов, скончавшийся в 1949 году, так и не смог приехать в Оксфорд. Но Коновалов не отказался от своих намерений. За годы его руководства в Оксфорде было награждено 8 деятелей из Советского Союза: историк Е. Косминский (1955), композитор Д. Шостакович (1958), физик Н. Семёнов (1960), писатель К. Чуковский (1962), литературовед М. Алексеев (1963), поэт А. Ахматова (1965), литературоведы В. Жирмунский (1966) и Д. Лихачев (1967).



Конечно, непосредственная роль Коновалова в приглашении русских деятелей в Оксфорд в доступных источниках практически не отражена. За редким исключением.
Вот например, Нина Кристесен (основательница русистики в Австралии) так написала о Чуковском по поводу присвоения ему почётного доктора: «Он был страшно доволен, что его Коновалов пригласил в Оксфорд, и он получил там почетного доктора.»

Награждения «коноваловской» восьмёрки произошли между 1955 и 1967 годами, то есть за 12 лет. Ни до, ни позднее подобного «урожая» русских почётных докторов Оксфорда не было. Известные предыдущие награждения произошли в 1919 (историк-археолог М. Ростовцев) и 1925 (историк-филолог Ф. Зелинский) годах, а последующие – в 1973 (математик И. Гельфанд), 1988 (литературовед Ю. Левин) и 1991 (поэт И. Бродский).

Продолжение следует