Merlu (valuh) wrote,
Merlu
valuh

Categories:

"Вишневый сад" в Вичуге. Часть II

ЧАСТЬ II. Чехов и сын прототипа Раневской


Дмитрий и Екатерина

 Расскажем подробнее о детях Марии Татищевой-Эйхлер. Как и у героини пьесы Раневской, у Марии Сергеевны было двое детей, сын и дочь. Где они родились неизвестно. Вполне возможно, что и в Вичуге, и, уж наверняка, бывали здесь в детстве и юности, когда Вичугой владела их мать.

 Дмитрий Адольфович Эйхлер (1854-1932) – гофмейстер, действительный статский советник, дипломат, в 1897-1912 гг. – министр-резидент при дворе великого герцогства Баден. Был женат на Надежде Сергеевне Танеевой, дочери главноуправляющего 1-м отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Племянницей Надежды Сергеевны была знаменитая Анна Вырубова, ближайшая подруга императрицы Александры Федоровны.

 

 Екатерина Адольфовна, в замужестве Бобрикова – жена генерала от инфантерии Георгия Ивановича Бобрикова (1840-1924), участника русско-турецкой войны 1877—1878 гг., Георгиевского кавалера, военного публициста. Г.И. Бобриков в своих воспоминаниях назвал свою жену «идеалом совершенства». Известно, что Екатерина Бобрикова помогала Обществу призрения калек несовершеннолетнего возраста и идиотов. Брат мужа генерал-адъютант Н.И. Бобриков (1839-1904) был членом Государственного совета и генерал-губернатором Финляндии, убит финским националистом, которого финны сделали чуть ли не национальным героем.

 

«Вишневый сад» и пророческая смерть Чехова

 Чехов много раз бывал за границей, больше всего любил солнечные Францию и Италию. Но как-то избегал Германию. Но знакомство с доктором Таубе, который лечил Чехова в России, предопределило место последних дней великого русского писателя. Таубе посоветовал ехать в Баденвейлер, курорт для легочных, где находился доктор Шверер, которого Таубе считал своим учителем и боготворил. Как известно, именно в Баденвейлере Чехов неожиданно умер 2 (15) июля 1904 года.

 

 Городок Баденвейлер входил в состав великого герцогства Баден, русским посланником в котором, как говорилось выше, был Дмитрий Эйхлер, сын вичугского прототипа главной героини «Вишневого сада». И именно он, Дмитрий Адольфович, взял на себя все хлопоты по транспортировке тела Чехова в Россию. Книппер-Чехова вспоминала, что Эйхлер «дал мне слово, что все обычные официальные порядки будут отменены, что не явится никакая полиция и покой не будет нарушен».  А в письме своей матери писала: «Консул баденский обо всем, всем хлопочет, о вагоне, о препятствиях».

 Удивительно, но как «Пиковая дама» оказалась роковой и пророческой для Пушкина, так и «Вишневый сад» оказался судьбоносным для Чехова. В «Вишневом саде» сын Раневской утонул в реке, оказался в царстве мертвых. И вот условный прототип сына Раневской, здравствующий Дмитрий Эйхлер оказывается в роли Харона, переправляющего умершего.  

 Но это не единственная связь между «Вишневым садом» и последними днями Чехова в Баденвейлере. Рассмотрим другие мистические параллели. 

1. Как мы писали ранее, вишни, в представлении Чехова, олицетворяли кладбище и смерть. Весной об этом напоминал белый саван из цветов, а во время плодоношения – кровавые плоды. И вот что читаем в воспоминаниях Книппер-Чеховой о времяпровождении в Баденвейлере: «катались мы с ним почти ежедневно, Антон Павлович очень любил эти прогулки по прекрасной дороге с чудесными вишневыми деревьями по сторонам...». То есть Баденвейлер был Вишневым садом! Правда, в разгар лета увешанным кровавыми плодами, и, как оказалось, не к добру! 

2. А умер Чехов так, как предсказал в «Вишневом саду»! Раневская в пьесе говорит: «Муж мой умер от шампанского». А вот как описывает последние минуты жизни Чехова его жена (она же первая исполнительница роли Раневской!): «Доктор... велел подать шампанского. Антон Павлович взял полный бокал, оглянулся, улыбнулся мне и сказал: «Давно я не пил шампанского». Выпил все до дна, лег тихо на левый бок, – я только успела перебежать и нагнуться к нему через свою кровать, окликнуть его – он уже не дышал, уснул тихо, как ребенок...». 

3. Вспомним финал 3-го действия «Вишневого сада»: «Аня подходит к матери и становится перед ней на колени». А теперь обратимся к воспоминаниям Книппер-Чеховой: «В 7 ч. утра пришел наш министр-резидент при Баденском дворе, Д. Эйхлер, молча встал на колени, поклонился...». Параллель удивительная! 

Почему же смерть Чехова так сильно всколыхнула чувства Д. Эйхлера. Встать на колени перед почившим русским писателем, даже самого высокого таланта, способен не каждый чиновник, тем более такого высокого ранга. Видимо, в отношении к Чехову у Эйхлера было что-то глубоко личное. Встречались ли раньше Чехов и Эйхлер не известно. Хотя это вполне могло произойти, особенно за границей, где подолгу жил писатель. Например, в сентябре 1897 года Чехов писал сестре: «До Берлина я проехал благополучно, в компании милых людей». Может быть этими милыми людьми был Дмитрий Эйхлер и его жена? И, может быть, под стук колес Чехов и услышал трагическую историю Марии Татищевой-Эйхлер? Возможно, но маловероятно. Быстрее всего, Эйхлер в «Вишневом саде» просто узнал историю своей матери и проникся особым пиететом к Чехову. 

4. Известен большой конфуз с вагоном, в котором транспортировали тело Чехова. Вот как писал Горький своей жене: «Антон Павлович, которого коробило все пошлое и вульгарное, был привезен в вагоне «для перевозки свежих устриц»... Ему – все равно, хоть в корзине для грязного белья вези его тело, но нам, русскому обществу, я не могу простить вагон «для устриц». В этом вагоне – именно та пошлость русской жизни, та некультурность ее, которая так возмущала покойного». Горький, конечно, не прав. Трудно заподозрить в некультурности Дмитрия Эйхлера или Книппер-Чехову, которую винили во всем. И уж если тут есть пошлость, то не русской жизни, а немецкого отношения. 

Но вернемся к пьесе. На вопрос Пищика «Что в Париже? Как? Ели лягушек?», Раневская явно раздраженно ответила «Крокодилов ела». А когда ей передали сразу после этого телеграммы из Парижа, она их порвала, сказав: «С Парижем кончено...». Словно Чехов предвидел, что разговоры о французской кухне и Франции будут для его жены костью в горле не только на сцене, но и в жизни. Даже странно, что на немецкой земле оказался вагон для устриц, французского лакомства. Но в свете пророчеств Чехова, это вовсе не странно. Ведь в «Вишневом саду» он все предсказал словами Лопахина: «И за деньги русака немцы офранцузят»!

 

 5. И еще одно мистическое совпадение. Удивительная картина оказалась запечатленной на фотографии. В день похорон Чехова траурная процессия прошла по Кузнецкому мосту. Словно цветущие вишневые деревья под окнами, белый катафалк, запряженный белыми лошадьми, проехал мимо огромного дома, который когда-то принадлежал Марии Эйхлер, прототипу главной героини «Вишневого сада», и который, как и Вишневый сад, был продан за долги. И огромный дом, как и огромный Вишневый сад, стал по частям сдаваться в аренду.

  

Первый памятник русскому человеку за рубежом

 12 (25) июля 1908 года в Баденвейлере был открыт самый первый памятник Чехову. Это был также первый памятник русскому писателю и, вообще, русскому человеку за рубежом. Инициатором и организатором этого события был Дмитрий Эйхлер. Среди почетных гостей из России была вдова Чехова и Станиславский.

 

 О том как проходило открытие, Станиславский кратко описал в письме Немировичу-Данченко:

«О чеховских торжествах скажу в общих чертах. Все было трогательно, не пошло, торжественно. Словом, русские не оскандалились.

Памятник простой, но приличный. Место — изумительное. Отношение немцев — трогательное. Эйхлер — мил и с достоинством. Публики было человек 500. 1) Молебен; 2) речь Эйхлера о Чехове; 3) длинная и скучноватая лекция А. Н. Веселовского; 4) бодрая, темпераментная фельетонная речь Боборыкина; 5) о ужас! пришлось говорить мне: сказал длинную речь и почему-то не остановился (без Ахалиной-то!!!); 6) возложение немецких и русских венков (около 8); 7) приезд представителя правительства; 8) речь Эйхлера на немецком языке; 9) ответ немца Эйхлеру; 10) общие поздравления; в 2 часа обед для русских гостей и немецких представителей (давал Эйхлер), тосты за государей, тосты за разных лиц, 11) чтение телеграммы от баденского герцога; 12) во время обеда концерт из русских композиторов («Не шей ты мне, матушка…», «Камаринская», «По улице мостовой»). Боборыкин был душой общества. Очень в духе, подпил и острил. В 4 часа показывались на кур-концерте (садовом) из [произведений] русских композиторов. Знакомства, приятные улыбки и пр. (так до 6 часов). Полчаса полежали. В 6 1/2 обед у Эйхлера — дома, частным образом. В 8 1/2 — концерт в честь Чехова. Участвовали — москвичи Аспергер (виолончель), Живаго (скрипка). Какой-то великолепный пианист из Америки. Чудесная певица, хоть и немка, пела Чайковского и Давыдова. Трио, дуэты, квартеты. Вторая часть — местная труппа играла по-немецки «Медведя» (в русских красных рубахах) — старательно, наивно. Мы с Ольгой Леонардовной поднесли им венок. Возложили венок и на памятник от Художественного театра».

 

 Добавим, что во время церемонии открытия процессию возглавлял Эйхлер под руку с Книппер-Чеховой, они вдвоем возложили цветы к памятнику. То есть исполнительница роли Раневской и сын прототипа Раневской возлагали цветы литературному отцу Раневской! Четырьмя годами раньше у ложа почившего Чехова были опять они же! Удивительное явление в эпоху символизма!

 А в речи Станиславского были такие слова:

«И теперь – не странно ли – первый памятник великому писателю ставится не в России, которую он так любил, а на чужбине. Быть может, мы, его соотечественники, наученные теперь примером культурного соседа, позаботимся о том, чтоб память великого писателя была поскорее почтена на его родине, для того чтобы хоть после его смерти доставить радость отлетевшей от нас нежной и любящей душе поэта.

   Проникнутые почтением к той великой стране, которой угодно было почтить память нашего дорогого поэта, я исполняю возложенное на меня поручение от Московского Художественного театра принести поздравление с открытием памятника инициатору знаменательного для нас события – Д. А. Эйхлеру. В его лице я поздравляю всех тех лиц, которые приняли близкое участие в заботах и трудах, окончившихся сегодняшним торжеством, и которые исполнили свой духовный, гражданский и национальный долг». 

Судьба памятника оказалась печальной. В 1918 г. немцы отправили его на переплавку на военные нужды. Автором памятника был скульптор Шлейфер, служивший российским вице-консулом во Франкфурте-на-Майне.

 

 Лишь в 1992 году был установлен новый бюст Чехова, выполненный Владимиром Чеботаревым. Ныне немецкий Баденвейлер весь дышит Чеховым: кроме бюста, есть стела и скульптурная композиция «Чайка», мемориальные доски, площадь Чехова, Чехов-бар, а также Чеховский салон – единственный на Западе музей русского писателя. Кроме того, здесь проходит ежегодный Международный литературный форум.

 

Заключение

 Думается, отныне, когда сюжет «Вишневого сада» тесно переплелся с реальными историческими событиями и людьми вичугской земли, имя Чехова станет не только одной из ярких страниц истории Вичуги, но и будет способствовать поднятию театрального искусства в Вичуге и Ивановской области, в целом, на новый уровень развития. А имя Дмитрия Адольфовича Эйхлера войдет в число выдающихся деятелей, корнями связанных с Вичугой. 


Tags: Вичуга, Вишневый сад, Татищевы, Чехов, Эйхлер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment