valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
Тайно раскольничий Костромской уезд (1852). Из секретных записок чиновника особых поручений МВД.
valuh
Публикуется впервые. Предисторию и об авторе дневника см. здесь.
 
Дневник Коллежского Асессора Арнольди

 
Судиславль, заштатный город.

Явных раскольников 80 душ. Из них: 13 Поповщинской секты и 67 секты Перекрещиванцов.
 
В г. Судиславле 1316 душ обоего пола состоят в приходе у двух Священников: Невского и Адельфинского. По их словам можно подозревать только 19-ть душ тайно состоящих в расколе по Поморской секте. Раскол существует в г. Судиславле с давнего времени и был долго поддерживаем и распространяем знаменитым между раскольниками купцом Николаем Папулиным, у которого собирались раскольники для молитвы иногда до 150 человек; у него же проживали постоянно числом до 30 и более душ, приходившие из самых отдаленных мест для богомолья. Весь дом его, ныне уничтоженный, состоял из маленьких келий и большой моленной, с богатыми образами и старинными книгами. Деньгами, советом, покровительством в торговых делах, всеми возможными средствами распространял Папулин раскол повсеместно и вся северная часть Костромского уезда заразилась расколом от него и от его агентов. Когда наконец Правительство нашлось вынужденным нарядить Комиссию для раскрытия всех действий Папулина и для пресечения зла, водворенного им в Судиславле, то отовсюду из Петербурга, Москвы и других мест огромные суммы денег присылались Папулину, чтобы поддержать его в настоящем его несчастии, которое вместе с тем в его лице и нанесло сильный удар расколу, но деньги не помогли и Папулин все-таки был удален в Кирилло-Белозерский монастырь, и с тех пор раскол в Судиславле видимо ослабел. Родственники Папулина отдали принадлежащую ему мельницу и маслобойню мельнику Григорью Кузьмину, который владея этим наследством Папулина, продолжает собирать в круге себя раскольников и пользуется до сих пор покровительством всех родственников Папулина, которых осталось в Судиславле очень много. Даже племянник Николая Папулина, Максим Папулин, служащий ныне в Судиславле головою и по видимому во все принадлежащий к расколу, как я узнал под рукою тоже помогает Григорью Кузьмину, хотя сам не ходит более на его собрания.
 
Кроме вышепоименованных 19-ти душ, указанных мне Священниками в городе Судиславле проживают 62 лица мещанского сословия, которые недавно только приписались к мещанскому обществу и все состоят в расколе по Поморской секте. Они не числятся вовсе у Священников, а потому я о них узнал только случайно из рассказов Квартального Надзирателя города Судиславля.
 
В ведомостях городской полиции кроме явных раскольников значится еще 69 душ мещан раскольников Поморской же секты, которые проживают в Москве и других городах. Когда Папулин был удален в 1845 году, то многие лица у него проживающие были возвращены на места их жительства, а некоторые скрылись и где ныне находятся неизвестно, и таких по ведомостям числится еще 4 души женского пола. Кроме Григорья Кузьмина тайные собрания раскольников Поморской секты бывают еще у купцов Николая Иванова Махаева и Михайла Петрова Захарова и у девиц мещанок: Ирины Андреевой Москвиной и Евпраксеи Григорьевой Москвиной. Наконец еще подозреваются в принадлежности к Хлыстовской секте 5 девиц, проживающих в доме после умершей Хлыстовки Марьи Алексеевой и сестры бывшего Приходского Священника села Болотова Катерины или Авдотьи Дорофеевой. В селе Болотове, которое находится от Судиславля в 6 верстах, я не нашел Хлыстов. Но лет 10-ть тому назад по рассказам крестьян, причетника приходской церкви и наконец Священника села Бородатова, в селе Болотове был Священником Алексей Дорофеев, который сам принадлежал к Хлыстовской секте, был в близких сношениях с главной наставницей Ульяной Васильевой и совратил в эту секту свою жену и двух сестер своих. Он держал у себя разъездных лошадей и постоянно ездил из села Болотова на ночные собрания Хлыстов к Ульяне Васильевой в деревню Старово. Священник Алексей Дорофеев умер, а жена его и две сестры его еще живы и до сих пор принадлежат к этой секте. По слухам первая с одной из сестер проживает в городе Костроме, а последняя в Судиславле. Таким образом всех тайных раскольников открыто мною в Судиславле 160 душ.


Село Красное.
 
Явных раскольников 29 душ, из них 8 секты Поповщинской и 21 секты Перекрещиванцов.
 
В приходе села Красного числится 1463 души обоего пола. Священник Никанор Богословский, еще молодой человек и был со мною весьма откровенен. По его указаниям в приходе села Красного оказалось 62 души тайных раскольников секты Перекрещиванцов. Все они придерживаются также страннического согласа. Из них замечательны купец Герасим Мазов, Михаил Егоров Березин, Федор Петров с женою и наконец Иван Васильев Молоснов. Они все по рассказам крестьян укрывают у себя беглых раскольников и суть так называемые странноприимцы. Многие лица из семейств раскольников находятся в бегах по расколу, у купца Ивана Шпажникова уходил в странство сын его Лот, Константин Петров со всем семейством ушел в странство. Все странники имеют приют в приходе села Сунгурова, в деревнях Дехтерихе, Нечосове, Безводной, Макарове и деревне Коробове лежащих против Плеса по самому берегу Волги. Побыв некоторое время в этих деревнях у странноприимцев, раскольники оттуда отправляются уже в дальнее странство, в Плес, в Нерехтский уезд, в Ярославскую и Нижегородскую губернии, и всегда у сектаторов страннического и даже других согласов находят приют и покровительство. У раскольников Поповщинской секты Иван Белобородкин исправляет должность Священника, а у раскольников секты Перекрещиванцов Дмитрий Александров исправляет все требы. Жена Михайла Егорова Березина, Екатерина Григорьева, перекрещивает младенцев, после крещения, совершаемого Священником Православной церкви. В этом приходе я узнал, что после Елеосвящения, раскольники уже не решаются перекрещивать в свою секту. Они говорят, что принявший таинство Елеосвящения так осквернил себя, что душе его нет уже спасения и никакое покаяние, никакой пост его не избавит от печати Антихриста, наложенной на него Православным Священником. Раскольники секты Перекрещиванцов в приходе села Красного весьма дерзки, наглы и закоснелы. Приходской Священник сказывал мне, что до его слуха не раз доходили наглые речи раскольников, что на Престоле Русском уже давно восседает змей и Антихрист, и что все почитающие Царя и молящиеся за Него в Церквах суть слуги Антихриста. Но что заводить дела и доносить на раскольников ни к чему не ведет потому, что Священнику не поверят, а по следствию ничего не откроется. Все в этой стороне заражены духом раскола и не выдадут друг друга. Это последнее замечание Священника весьма справедливо, во многих местах я слышал тоже самое и убедился, что положение в приходе благонамеренного Священника весьма затруднительно при сильном развитии раскола при безнравственности чиновников земской Полиции и наконец при корыстолюбии Секретаря и членов Духовной Консистории.
 
 
Село Сунгурово.
 
Тайных раскольников 5 душ. Из них 2 души секты Перекрещиванцов и 3 Поповщинской секты.
 
В приходе села Сунгурова состоит 1072 души обоего пола. Тайных раскольников по счету Священника Голубкова 62 души секты Перекрещиванцов. Все они находятся как было сказано выше в сношениях с бегунами и принимают у себя беглых раскольников. Из деревни Нечосова Помещицы Ильинской, находится в бегах главный раскольник по секте Бегунов Иван Андреев, из деревни Безводной помещика Баталина, находится в бегах по расколу Кирил Иванов со всем своим семейством. Из деревни Медведкова ушли в странство крестьянка Марья Васильева. Из деревни Абрамово Тихон Трофимов, и жена его тоже находятся в бегах по расколу, хотя до побега состояли по Поповщинской секте. Ясное доказательство, что учение странников весьма легко принимается раскольниками других сект и имеет для них какую-то особенную прелесть. В деревне Абрамове проживает Софон Алексеев, один из самых главных странноприимцев в этом приходе. Он весьма грамотный и умный мужик и по этому весьма вредный раскольник. В деревне Вакерине Михайл Андреев и жена его Авдотья Иванова, хотя числятся Православными и бывают изредка у Исповеди, но не у Св. Причастия, тоже по рассказам крестьян имеют сношения со странниками, но кажется более из корыстолюбивых видов, а не по расколу.
 
 
Село Прискоково и белопашцы деревни Коробова.
 
В приходе села Прискокова по словам Священника Ильинского между помещичьими и удельными крестьянами раскольников нет, а между казенными он подозревает 11 душ, которые кажется придерживаются секты Перекрещиванцов. Кроме того 56 душ из деревни Коробова с рождения не бывали у Исповеди и Св. Причастия и он всех их подозревает в принадлежности к расколу по странническому согласу, но думает, что они принимают у себя беглых раскольников более из видов корыстолюбия. Пристанодержательство в д. Коробове не подвержено никакому сомнению. Все соседние крестьяне, помещики и Священники сел Сунгурова, Здемирова, Красного и Никифорова называли мне даже всех главных лиц из белопашцев, которые дают у себя приют бегунам, пользуясь особыми правами, дарованными потомству Сусанина Царем Михаилом Федоровичем и подтвержденными отдельными грамотами Императрицы Екатерины II и ныне благополучно царствующего Государя Императора. Этими жалованными грамотами Белопашцы избавляясь от платежа всех податей и повинностей вместе с тем избавляются и от надзора Земской полиции и местного губернского начальства, которым без особого разрешения запрещен въезд в деревню Коробово. К сожалению должно сознаться, что Коробовцы облагодетельствованные Правительством, пользуясь вышесказанными льготами и пожалованными им в 1834 году Государем Императором землями, ныне по своей безнравственной и нетрезвой жизни и совершенному отчуждению от Церкви, оказываются недостойными Царских милостей. В последние 6 или 7 лет они особенно предались разврату и с появлением страннической секты в Костромской губернии завели у себя пристанодержательство. Селиверст Андреев, бывший прежде у них старостой, Ефим Петров со всем своим семейством, Андрей Матвеев, Сергей Иванов и Тимофей Иванов принимают по рассказам крестьян в своих домах бегунов. Доказательством же их дурной жизни служит то, что владея 842 десятинами на 97 душ и не платя никаких податей, они живут весьма бедно, избы их приходят в разрушение и все хозяйство в довольно жалком положении. В селе Прискокове, которое отстоит от деревни Коробова только в 4 верстах подозреваются также в пристанодержательстве крестьянин Капитон Григорьев и Наталья Андреева, жена Софрона Васильева, вышедшая за него замуж из мещанок города Плеса, у нее две сестры находятся в бегах по расколу. Из села Прискокова Андриан Григорьев и сестра Тимофея Иванова, ушли в странство из деревни Коробова, одна женщина и какой-то мальчик пропали без вести.

Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account