valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
Вичугское краеведение: Календарь памятных дат: 27 июня: умер Ефим Честняков
valuh
27 июня 1961 – в д. Шаблово Костромской обл. забытым и безвестным умер Ефим Честняков (р. 1874), самобытный художник, скульптор, сказочник.
 

 
В настоящее время для Костромской области имя Ефима Честнякова по значимости стоит чуть ли не после имени Ивана Сусанина. Но без вичугского меценатства никакого великого Ефима Честнякова, скорее всего, и не было бы.
 
Ефим Честняков в 1896-1899 гг. работал учителем в с. Углец близ Вичуги. Здесь его талант художника был замечен и признан вичужанами, его убедили учиться в столице. Учился Честняков в Питере в мастерской Репина на деньги, которые поступали в специальный благотворительный фонд от вичужан и кинешемцев.
 
Распоряжалась фондом Наталья Абрамова, урожденная Разоренова, жена владельца фабрики в Чертовищах. Денег хватало не только на жизнь в столице и на учёбу, но и на помощь своим родным, жившим в Шаблово. Периодически Ефим делал выставки в Вичуге и Кинешме, для отчёта и с целью благотворительных продаж.
 
Во время революции 1905 года Ефим вернулся в свою деревню Шаблово, где продолжал плодотворно творить, к тому же в первые два года из Вичуги продолжали поступать существенные средства. Но так как эти деньги были целевые и предназначались для учёбы, то с 1907 года финансовая поддержка была прекращена...
 
Запас красок и холстов позволил Ефиму Честнякову ещё несколько лет писать картины в Шаблово. Но затем израсходование материалов для творчества, информационный голод и жажда показать свои творения в столице способствовали решению Ефима Честнякова вновь поехать в Петербург.
 
Но так как денег на такую поездку у Ефима Честнякова уже не было, то за поддержкой он вновь обратился к вичугским меценатам в лице Натальи Абрамовой и её родного брата крупного фабриканта Сергея Разорёнова. Необходимые средства для поездки поступили из Вичуги в Шаблово в мае 1912 года. Обстоятельства (период летнего крестьянского труда) отсрочили поездку и Ефим появился в Петербурге лишь в марте 1913 года.
 
В Петербурге Ефим стал заниматься в академической мастерской профессора Кардовского в качестве частного ученика. Несколько раз посещал дачу И. Репина «Пенаты», где показывал своё творчество, читал литературные произведения. Здесь же познакомился с К. Чуковским, который свёл Честнякова с издателями.
 
В столице Честняков, видимо, получил большую материальную поддержку со стороны Александра Ивановича Коновалова, который в тот момент жил в Петербурге, будучи депутатом 4-й Государственной думы. С Коноваловым Ефим Честняков познакомился ещё в Вичуге, а в Питере встретиться с выдающимся вичугским меценатом Честнякова настойчиво уговаривала в письмах Наталья Абрамова.
 
Помощь была столь существенной, что у Ефима Честнякова даже появилось несколько фотоаппаратов, с которыми вскоре после начала Первой мировой войны он вновь вернулся в Шаблово, и на этот раз навсегда...
 
После революции 1917 года, за исключением первых годов Советской власти, когда ещё оставалась надежда на новую небывалую жизнь, в течение 40 лет Ефим больше практически ничего не написал... У него на это просто не было средств, он вынужден был вновь заняться тяжёлым крестьянским трудом...
 
Написанные ранее картины хранились на чердаке в неподобающих условиях: они потемнели и медленно портились... Самую крупную картину "Город Всеобщего Благоденствия", которая, на мой взгляд, написана под впечатлением жизни в Вичуге, после его смерти его земляки даже разорвали на несколько частей...


 
Лишь случай помог спасти шедевры, написанные Честняковым... А благодаря подвижничеству реставратора Саввы Ямщикова, который Ефима называл русским гением, картины приобрели первоначальный вид.

Recent Posts from This Journal


  • 1
Не, Ефим стал собой только в Шаблово. Он же был не художник...

Всё, что привело его к тому, кем он стал, тоже важно, без Вичуги его, конечно, не было бы.

Он был прежде всего художник...

Но так как для живописи требовались существенные траты: холсты, краски, кисти - да и не было всего этого ни в Шаблове, ни в Кологриве (кроме бумаги и карандашей), - то как художник после 1917-го года он быстро кончился. В первые годы советской власти он ещё пытался писать письма Корнею Чуковскому и другим знакомым, чтобы ему прислали краски... Но ему, видимо, ничего не прислали, и он ударился в писательство и в домашний театр с крестьянскими детьми. Ещё в первое возвращение в Шаблово он также занялся мелкой скульптурой (создал целый "кордон" из сотен фигур), благо глина была под ногами. Как фотограф он ещё быстрее кончился, пока не отснимал все пластины, которые у него были...

Ефим Честняков считал главным своим богатством свои картины, которые ценил настолько, что даже не допускал продажу их... А в последние годы своей жизни его главной заботой была попытка сохранить картины (передать в какой-нибудь музей), писал письма в разные инстанции, но ничего так и не добился...

А сейчас из него лепят местного святого...

Edited at 2018-06-27 07:07 pm (UTC)

Он сам не понимал, кем был - цеплялся за атрибутику тогда, когда ее невероятно перерос...
Многое можно понять по рассказам людей, запомнивших его в детстве. Ефим шагнул за горизонт. За пределы всех наших представлений о том, "как это может быть". Великий русский дервиш, начинавший как художник.

А где его картины сейчас можно увидеть?

В Костромском музее есть постоянная экспозиция.
Что-то есть в Кологривском музее.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account