?

Log in

No account? Create an account

valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
Фальшивые выборы. Часть 2. Возражение обманутого "либеральным способом".
valuh
Итак, из статьи Приклонского, опубликованной в 1 части, видно, к какому наглому способу прибегнул предводитель кинешемского дворянства Рылеев, чтобы лишить купцов голоса. Сначала он под неким предлогом, о котором подробнее будет рассказано ниже, перенёс продолжение выборов на следующий день на конкретно объявленный час. А затем собрал своих сторонников значительно ранее объявленного часа, чтобы, в отсутствии оппозиции, выбрать самих себя в земские гласные.

Разумеется, этот скандал стал разгораться, особенно, после того, как обиженная сторона подала жалобу в Сенат. Для защиты неблаговидно поступивших кинешемских дворян была подтянута и крупная артиллерия в виде прессы. Одна такая тенденциозная статья была опубликована в газете-журнале "Гражданин", редактором которой в ту пору был одиозный князь Мещерский, личный друг Александра III.

Князь В.П. Мещерский.

К сожалению, саму газету с упомянутой статьей в интернете найти не удалось. Зато есть ответ на эту статью А.Ф. Морокина, одного из самых активных участников событий.  Статья Морокина была напечата в газете "Современные Известия" и перепечатана в "Сборнике статей А.Ф. Морокина" (Москва, 1889).

Фабрикант, публицист и земский деятель А.Ф. Морокин.


Возражение на статью напечатанную в «Гражданине» из Кинешемского уезда.

В № 14-м, от 1-го апреля, 1883 года (Известно, что 1-го апреля есть обычай обманывать), в газете «Гражданин» напечатана статья под заглавием «Из Кинешемского уезда». В этой статье изложен ход земских дел, происходивших в последнее трехлетие в городе Кинешме. Описание это наполнено извращением фактов и не лишено оттенка тенденциозности; а о многих важных фактах, разъясняющих дело, конечно, не в пользу цели писавшего статью, совершенно умолчено. Автор статьи старается придать делу, что очень ясно видно из тона статьи, характер борьбы сословий, которого на самом деле нет и не было, а это не более и не менее как натяжка для известных целей, чтобы оправдать свои далеко неблаговидные и незаконные действия. Несправедливость вывода автора видящего борьбу сословий в этом грустном эпизоде, покажут нижеследующие факты.

Автор начинает свою статью такого рода жалобами: «В последнее трехлетие со стороны купцов фабрикантов возникло неудовольствие на тот кружок земских деятелей, которые до сих пор сосредоточивали в своих руках ведение земского дела» и далее продолжает, что «сплотились с небольшим кружком недовольных земскими деятелями разных сословий».

Статья говорит правду, что возникло неудовольствие, а я прибавлю, даже более нежели обыкновенное неудовольствие, а негодование на неправильные, пристрастные и вместе с тем деспотические действия предводителя дворянства Рылеева который, как видно, действовал солидарно прочим, вероятно имея в виду свои, ему конечно известные интересы с стоящими, по выражению статьи, «у руля земского дела». Но совершенная неправда, что неудовольствие возникло исключительно только со стороны купцов фабрикантов.

Численность протестующих против неправильных выборов оказалась две трети. Из числа этих двух третей принадлежат к купеческому сословию половина, а остальные дворяне, коих более 10-ти человек, т. е почти столько же, сколько и на противной стороне, а остальные принадлежат к крестьянам и духовным. Что же касается того обстоятельства, что будто бы недовольство было только на систему сбора налогов, эта ссылка тоже состоит из неправды, хотя я должен сказать, что на неправильную и несправедливую систему налогов кажется есть законное основание. Чтобы против таковой иметь недовольство, с этим я полагаю должен согласиться всякий благоразумный человек.

Повод к неудовольствию начался ещё во время выборов в 1879 году, где был сделан следующий манёвр весьма неблаговидного свойства. Его произвели те же самые лица, стоящие у руля земского дела. Таким именем окрестил земских деятелей автор статьи и в настоящее время и тогда точно также очевидно было для лиц, стоящих у руля земского дела, что никто из рулевых правителей выбран не будет, вследствие чего и употреблён был следующий неблаговидный манёвр корабля земских выборов. Именно кому то угодно было положить (по всей вероятности из лиц, стоящих у руля земского права) в избирательный ящик вместе с шарами окурок папиросы и пуговицу и этим глупым выходкам, в сущности ничего не стоящим, но, по мнению тех, кому это было нужно сделать, такие важные причины, по поводу коих подняли шум и гвалт, что выборы неправильны, что это скандал и так далее, и стоящие у руля земского дела, озабоченные неприятным для них (делом) ходом выборов начали представлять г. председателю, как выше сказано, что выборы с подобным скандалом неправильны и что это может подать повод к кассации и прочее.

На подобные пустяшные вещи председатель, руководящий выборами беспристрастно, конечно не обратил бы внимания, но г. Рылееву угодно было поступить сообразно с желаниями господ, озабоченных неблагоприятным для них началом выбора, а на протест, и желание большинства избирателей продолжать выборы, которые представляли, что из за подобных пустых, ничего не значащих, предлогов, нельзя и незаконно закрывать избирательный съезд, но председатель на представление большинства не обратил никакого внимания. По нашему мнению, вследствие возникших по этому случаю пререканий, по крайней мере он должен бы спорный вопрос разрешить баллотировкой, но и этого им сделано не было, по пристрастию и интересам, по всей вероятности солидарным с лицами, стоящими у руля земского дела.

Затем рассмотрим изложенный в статье ход выборов 8 и 9 января [1883 г.], где говорится, что в первый день выборы не кончились, но благоразумно умалчивается, как и почему. Постараемся объяснить этот замечательный эпизод по своему бесцеремонному отношению к большинству избирателей, придерживаясь одной только сущей правды безо всяких натяжек и умалчиваний, а говоря то, что там происходило на самом деле и как было изложено в жалобе в правительствующий Сенат. Собрание 8-го января было открыто предводителем дворянства Рылеевым во втором часу по полудни, а выбор гласных начался только около 4-х часов, а затем после выбора шести гласных председатель объявил собрание закрытым. На вопрос о причине закрытия он объяснил, что утомился, а другим сказал, что хочет обедать (хотя в доме собрания был буфет и готовились кушанья) и что следующее собрание для окончания выборов назначает на следующий день 9-го января в 12 час. дня; это он повторил не один раз громким голосом. Затем после подписания акта избиратели разошлись, сделав так мало по причине утомления или по возбуждению неосторожного аппетита г. председателя. Некоторые пророчили, что это сделано не просто, предвидя по прежнему примеру поступков председателя, утверждали, что выйдет какой-нибудь фокус вроде пуговицы и окурков папирос. К сожалению, такое зловещее пророчество исполнилось, но уже в гораздо более грандиозных формах, сравнительно с прежним.

На второй день некоторые, у руля нестоящие, а, как их называет статья, «коалиция» явились гораздо ранее, т. е. вместо 12-ти немного ранее одиннадцати часов и там, к своему удивлению, уже увидели собравшихся всех, вероятно по сигналу, у земского руля стоящих — в числе 17-ти лиц и председателя, сидящего на своем месте, вскоре объявившего собрание открытым. Слишком за час до объявленного времени, торжественно.

Пред всем собранием один из дворян г. Потехин, видя, что избрание начинают слишком за час ранее, подходит к председателю и просит его подождать хоть четверть часа, чтобы повестить избирателям, которые, конечно, не зная о том, что председатель по своему произволу изменил время, вместо объявленных двенадцати часов, сделал начало в одиннадцать, не являлись, дожидаясь назначенного времени, т. е. двенадцати часов. На эту просьбу г. Потехин, конечно, получил отказ, и выборы начались.

Между тем избиратели стали собираться, и на коллективный вопрос двух третей избирателей, почему выборы начались не в двенадцать, а в одиннадцать часов, председатель отвечал: что некоторые его просили начать вместо двенадцати в одиннадцать, а потому он и начал, а где, когда и кто его просил, не объяснил.

Когда же по мере прибытия избирателей, они хотели принять участие в баллотировке, председатель их не допустил, ссылаясь на статью закона о дворянских выборах. И вот таким то грубым маневром, посредством которого лишились две трети избирателей права участвовать в избирательном съезде, а стоящий у руля земского дела кружок 14-ти дворян и 3-х крестьян, все до одного каким-то чудом не опоздавшие к одиннадцати часам, сами себя и выбрали в гласные, а грозная для них коалиция, по пословице, остались как рак, на мели обиженная, обманутая таким хотя и грубым, но либеральным способом, т. е. посредством конституционного пошиба на цыганский лад.

Далее статья гласит, что такой результат предпринятого похода купцов фабрикантов не только разрушил все их намерения, но прямо задел их самолюбие. (Ещё бы чуть не в шею выгнали, да ещё говорят, не обижайся). Статья опять таки благоразумно или верней лукаво умалчивает, что в числе двух третей обманутых избирателей, дворян землевладельцев находится почти столько же, сколько и стоящих у руля земского дела. Автор статьи прямо проводит такую мысль, что доказывает тон всей статьи, что здесь идет борьба сословий, которая запрещена законом.

Это с его стороны недостойная уловка, чтобы, как говорится свалить с больной головы на здоровую, нисколько не имеет оснований, так как выше сказано, что на стороне обиженных жалующихся почти столько же дворян землевладельцев, сколько и в противной партии. А так как статья особенно напирает и старается особенно рельефно выставить клику дворян землевладельцев, то на это я должен сказать, что в Кинешемском уезде купцы, даже в гораздо большей степени, тоже землевладельцы, ибо имеют большую земельную собственность, особенно лесную, а потому у них имеется интерес к землевладению, как и у дворян землевладельцев. (О сём факте статья имеет свои причины, известные ей тоже, благоразумно умолчать).

Далее в статье говорится мало того, что ложь, неправда, но уже с примесью клеветы, имеющей такой оттенок названия, которого я не могу дать, а пусть догадается сам читатель.

Страстность автора статьи. Он пишет такого рода галиматью: «Что стоящий во главе её миллионер объявил, что истратит хотя бы сто тысяч, но добьётся кассации выборов и отомстит дворянам жестоко» и прибавляет, что «подобные герои не верят в существование на свете чего-либо непродажного». На это можно сказать только, что автор статьи вероятно так о других думает по себе, но тут умысел кроется другой. В этом намеке, злостность которого так очевидна и так рельефно выставлена, что читатель подобных прозрачных намеков, пожалуй, подумает, что и в самом деле всё это правда. Станут ли де так клеветать дворяне землевладельцы да лица, стоящие у руля земского дела.

Набрасывая стотысячную тень в дальнейшем повествовании, автор подводит под воображаемую им стотысячную тень всех, кого ему угодно компрометировать подобными намеками не исключая никого, так как в этом деле неизбежно, вследствие поданной обиженной стороной жалобы, принимал участие в силу своих обязанностей, как судебный персонал, в лице судебного следователя и товарища прокурора, так и административный в лице начальника губернии и вместе с тем громы статьи не исключили и Сената, так как им были найдены незаконными выборы 9-го января, так объясняет автор действия, а потому и отменили судебное следствие под наблюдением товарища прокурора.

Следствие поручено было местному судебному следователю и производилось под наблюдением прокурорского надзора не только местного, но и московской судебной палаты, а главное под надзором начальника губернии. В течение всего лета и всей осени вызывались и допрашивались многие свидетели в числе 80-ти человек. Далее продолжает: «Вместо фактов, которых следствие, разумеется, не могло добыть, наполненное вместо фактов всевозможными грязными сплетнями и тенденциозными выводами и соображениями следователя».

Пусть на подобную, ничем не доказанную клевету на почтенных и безукоризненно честных людей, взглянут люди беспристрастные, которые их знают по другим, а не по этим делам. Комья грязи, брошенные статьей, возвратятся на головы тех, которые бросают на людей честней себя. Нужно бы оглянуться и посмотреть на себя; на те совершившиеся деяния, которые были нам видны из земской практики, особенно во время последних выборов и которые получили оценку Правительствующего Сената. В виде какой же правды можно ждать отмены 9-го января от людей, так нагло и так бесцеремонно устраняющих от выбора две трети из разных сословий избирателей.

Спросите жителей Кинешемского уезда, многие ли отзовутся добрым словом о людях, стоящих у руля земского дела; каждый скажет о земстве некрасивое слово, да они же имеют дерзость марать всё и всех и находят хорошими только себя, т. е. 14-ть человек дворян-землевладельцев. Оклеветанные так жестоко и так несправедливо, конечно, сумеет себя защитить в взводимых на них напраслинах. Нам остается только негодовать на подобную неправду. Вина их состоит в том, что они старались вывести на свет Божий правду и исполняли свои обязанности по точным и буквальным велениям закона.

Костромской губернатор Н.Е. Андреевский

Затем статья продолжает повествование о губернских выборах в г. Костроме и говорит, «что там без сомнения одни купцы фабриканты этого бы не могли добиться». Из нижеследующего видно, в ком купцы нашли себе помощников и покровителей. Очевидно, намек сделан на начальника губернии, действий губернатора мы, конечно, не в праве ни судить, ни разбирать. Его действия разберут выше нас, и даже выше дворян землевладельцев, где на бросаемую грязь не обратят внимания, а рассмотрят суть дела и её справедливо оценят, а как известно, что истина долго ли коротко ли, а возьмёт своё и станет на надлежащее ей место, и конечно, личность начальника губернии, как человека безукоризненного, высокой честности конечно от этих недостойных сплетен нисколько не пострадает в этом. Нет никакого сомнения, иначе можно будет сомневаться в торжестве правды перед законом.

Далее статья рассуждает о происходящих губернских выборах, что до нас непосредственно не касается, а потому мы о сём судить компетентными себя не признаем. В статье рассказывается о том, что дворянством по поводу обиды кинешемских дворян землевладельцев подан был адрес на Высочайшее имя в собственные Его Величества руки. Вот истинно, что из малых причин сделались великие последствия, что даже нашли нужным беспокоить нашего правду любящего Государя Императора.

А только потому, что большинство избирателей сочло нужным устранить от сундука, виноват, «от руля стоящих у земского дела» 14 человек дворян землевладельцев, в заключение статьи автор счел своей обязанностью написать опять знаменитый курьез, грандиозного размера, по изложении всего происходящего в Костроме во время дворянских выборов. Статья гласит следующее. «Вот что пришлось испытать дворянам уезда (т.е. 14-ти человекам дворян), не нравящимся местным богачам купцам, а с ними и местной администрации». Вот его излюбленный мотив составителя статьи.

Только автор не разъясняет, почему именно не нравятся, да полно одним ли купцам богачам, не всем ли не нравятся тем, кои понимают земское дело и не заинтересованы в земском бюджете, а что касается до купцов, фабрикантов, они от земского дела не желают иметь никаких личных интересов, служить в земских должностях им некогда, своих дел, как говорится, по горло, а что общество обратило наконец серьезное внимание на земское дело, это факт весьма утешительный, этому должно радоваться, а не порицать, как порицает и чернит автор статьи людей, кои интересуются земскими делами.

К этому должно прибавить, что, как говорится в начале статьи, «до сих пор кружок земских деятелей сосредоточивал в своих руках ведение земского дела». Если большинство избирателей этому кружку доверяло ведение дел до известного времени, и если этим избиратели захотели обновить, или вовсе сменить земских деятелей, на то есть законное желание общества, имеющего право сменить или оставлять известных лиц при земском управлении.

Но брать в руки земское дело обманом, в роде вышеописанного, подобные поступки крайне неблаговидны, чтобы не сказать чего более. А что касается до того, что будто бы купцы желали устранить земских деятелей потому только, что они дворяне, и что идёт борьба сословий, это совершенная неправда. Купцы воздают и отдают должный почёт и уважение и первое место дворянству, которое есть передовое и служилое сословие, но дворяне дворянам рознь. Нельзя же, да и не дано прав делать беззаконные поступки и нарушать права других сословий только потому, что в этом деле участвует дворянство. Закон всем даёт защиту от произвола и бесцеремонных поступков, хотя бы даже и произведенных дворянами.

Газета «Совр. Известия» 1883 г.