?

Log in

No account? Create an account

valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
Иван Королёв: От Луха до Эльбы. Части 1-3
valuh
Предисловие

В данном очерке речь пойдёт о генерал-майоре Иване Николаевиче Королёве, одном из военачальников Великой Отечественной войны, связанных с вичугской землей. Здесь будут представлены не только факты биографии Королёва, но и некоторые интересные документы, им подписанные, а также некоторые моменты боевого пути подразделений, которые находились под началом Ивана Николаевича.




Часть 1. Молодые годы

Иван Николаевич Королёв родился в 1902 г. на реке Лух в селе Сокольском Юрьевецкого уезда Костромской губернии (ныне Лухского района Ивановской области). Кстати, Сокольское в 1929-1935 и 1963-1965 годах входило в состав Вичугского района.



Иван рано остался сиротой. Окончил два класса церковно-приходской школы (ближайшая находилась в 3 км в Троицком погосте у д. Писцово). В 10 лет нанялся в чайную купца Виноградова в селе Тезино (ныне район г. Вичуга), затем поступил на тезинскую фабрику Ивана Кокорева, где работал подносчиком пряжи и холстовщиком.



В 1919 году ушёл на фронт гражданской войны. В 1921 году вернулся в Вичугу и некоторое время работал на бывшей Коноваловской фабрике в Бонячках.

В 1922 году был в должности политрука взвода 22-й Иваново-Вознесенской продовольственной дружины. В 1925 году окончил Иваново-Вознесенскую пехотную школу комсостава, которую несколько ранее закончил и Леонид Сандалов.



Став командиром РККА, службу проходил в должности командира взвода, начальника химической службы полка, военкома учебно-танкового батальона. В 1937 году в составе интербригад воевал в Испании.

О дальнейшей довоенной службе Ивана Николаевича Королёва на данный момент ничего не известно. Во время Великой Отечественной войны семья жила в Вичуге на Рабочей улице.


Часть 2. В начале Великой Отечественной

Где встретил войну Иван Королёв, тоже не вполне ясно. Есть лишь следующее свидетельство в мемуарах М.Х. Калашника, начальника политотдела 47-й армии, в которую членом Военного совета в 1943 году был назначен Королёв: «На фронте с начала войны. Был военкомом воздушно-десантной бригады, воздушно-десантного корпуса…».

Военным комиссаром 5-го воздушно-десантного корпуса (ВДК) Иван Королёв стал 26 сентября 1941 года. Но вот какой бригадой руководил Королёв до этого времени, об этом документальных свидетельств пока не обнаружено.

Перед войной было развёрнуто всего пять воздушно-десантных корпусов, в каждом из которых было по три бригады. Штатная численность корпуса была около 10 тысяч человек. Это была элита вооружённых сил СССР. 5-й ВДК считался наиболее укомплектованным. Основу корпуса составляла 210-я воздушно-десантная бригада. «Наша бригада была самой боеспособной и отборной кадровой частью», - вспоминал великий балкарский поэт Кайсын Кулиев, который с 1940 года служил в бригаде.

В начале войны 5-й ВДК дислоцировался в Латвии, в Даугавпилсе (Двинске). С первых дней корпус участвовал в ожесточённых боях. По состоянию на 30 июня 1941 года в нём оставалось чуть более 1000 человек. 5 июля остатки корпуса были выведены в тыл на переформирование.

С 10 августа 1941 года 5-й воздушно-десантный корпус находился в резерве Ставки ВГК с дислокацией в «районе Иваново» (штаб находился в Тейково). Корпус пополнялся и ивановскими призывниками, в тейковских лагерях их учили прыгать с парашютом.



Вот как писал об этом периоде Кайсын Кулиев:

«Нашу бригаду после того, как она прошла с боями Латвию, отправили в Ивановскую область на переформирование. Мы расположились в прекрасном сосновом бору. У меня уже было больше возможности думать и писать. Бригада стала корпусом, который находился в резерве Ставки Главного командования. Мы испытывали новый вид парашютов. Если до этого минимум высоты прыжков составлял тысячу метров, то теперь прыгали с высоты двести пятьдесят — триста. Это обеспечивало кучность посадки. Было очень опасно — земля находилась слишком близко. Если сколько-нибудь задерживалось раскрытие парашюта, грозила гибель».


Часть 3. Ивановские десантники против танков Гудериана

Через несколько дней после того, как полковой комиссар Королёв стал военкомом корпуса, десантникам 5-го ВДК выпало решать очень сложную задачу.

30 сентября 2-й танковая группа Гудериана, прорвав фронт в районе города Глухова, начала стремительный бросок на Орёл. К исходу 1 октября был взят город Севск, передовые части 24-го танкового корпуса продвинулись на 130 км, а 4-я танковая дивизия захватила райцентр Кромы, находящийся всего в 30 км от города Орла.

В этих условиях ранним утром 2 октября 1941 года за подписью Василевского вышла директива Ставки о формировании 1-го гвардейского стрелкового корпуса (под командованием генерала Лелюшенко) с целью «ликвидации противника, прорвавшегося в районе Глухов, Севск». Сосредоточение корпуса в районе города Мценска должно было закончиться «не позднее 5 октября, с тем чтобы с утра 6 октября быть готовым нанести удар по прорвавшейся группировке противника».



Но почти сразу же пришлось корректировать планы. 3 октября 1941 года танки Гудериана, преодолев за четыре дня более 200 км, с ходу вошли в город Орёл. Как вспоминал Гудериан: «Захват города произошёл для противника настолько неожиданно, что когда наши танки вступили в Орёл, в городе ещё ходили трамваи». После взятия Орла перед Гудерианом открывалась прямая дорога на Тулу и Москву - никаких препятствий для дальнейшего продвижения немецких танков на тот момент не было.

В этой критической обстановке Ставкой принято решение о срочной переброске по воздуху ивановских десантников на угрожаемое направление, чтобы задержать немцев до подхода основных сил 1-го гвардейского стрелкового корпуса, которые должны были прибывать эшелонами по железной дороге в город Мценск.

В авиадесантной операции были задействованы 201-я и 10-я воздушно-десантные бригады 5-го ВДК. Для переброски десанта использовалось 40 пассажирских самолётов ПС-84 и 20 тяжёлых бомбардировщиков ТБ-3.



Как гласила шифрограмма за подписью комкора 5-го ВДК генерала Безуглого и военкома корпуса полкового комиссара Королёва, посланная в Военный Совет Красной Армии, для доклада в Генштаб: «...3 октября на самолётах ПС-84 и ТБ-3 переброшено 1358 человек 201-й ВДБр в район Орла с личным оружием, боекомплектом, продовольствием, тремя крупнокалиберными пулемётами...»

Десантирование производилось на аэродром Орёл-Военный на юго-западной окраине города и на аэродром Оптуха (в 8 км северо-восточнее Орла). Десантники, высадившиеся в Орле, а это около 500 человек, сразу же вступили в бой. Им удалось спутать планы немцев: взяв под контроль главную дорогу Орла, батальон десантников (вместе с батальоном чекистов) несколько часов сдерживал натиск врага. Лишь обойдя Орёл с востока, главные силы Гудериана вошли в город. Известны имена 27 десантников 201-й воздушно-десантной бригады, погибших или пропавших без вести «под Орлом». О подвиге десантников в городе Орле ничего не знали вплоть до 1990-х годов, когда бывший десантник Овчинников опубликовал ряд книг и статей, посвящённых десанту в Орле. Ныне в память о павших десантниках 201-й воздушно-десантной бригады в Орле разбит сквер Героев Десантников, установлен памятный знак и сооружена часовня Александра Невского.



4 октября десантирование осуществлялось уже в районе города Мценска. В этот раз наряду с личным составом была переброшена военная техника. Как гласила упомянутая выше шифрограмма: «4 октября транспортируется: орудий 76 мм шесть, 45 мм три, танков Т-37 четыре, автомашин 1,5 т четыре, один самолёт с боекомплектом…».

Таким образом, впервые и единственный раз за всю войну по воздуху на 500 км было переброшено не только несколько тысяч десантников (всего было десантировано 3425 человек), но и лёгкие танки, автотранспорт и пушки. Танки и автомобили крепились снаружи к бомбодержателям тяжёлых бомбардировщиков ТБ-3.



Десантники 5-й воздушно-десантной бригады, танкисты бригады Катукова и другие части две недели сдерживали натиск немецкой армии. За это время 3-я, 13-я и 50-я армии вырвались из окружения, в районе Москвы и Тулы были созданы новые рубежи обороны, а в Сибири началось формирование свежих частей. Танковому кулаку Гудериана был нанесён серьёзный урон – была выведена из строя почти треть его ударной силы (133 танка).

Продолжение следует