valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
А.Ф. Морокин, Поездка в Крым и Константинополь (в 1906 г.). Часть 5
valuh
5. Турецкий музей и храм св. Софии (10 октября 1906 г.)

Около 9 часов с отцом Галактионом, толковым, дельным человеком, знающим турецкий язык и немного греческий и французский, поехали парой в довольно порядочном фаэтоне, нанявши турка — возницу на несколько часов. До моста, через Золотой Рог дошли пешком, народу много, разнообразная толпа, состоящая главным образом из турок в красных фесках. Такие же фески носят греки, армяне и даже евреи, так что две трети с красными фесками на головах; странно сначала смотреть на красноголовых людей, такие у нас грибы — боровики. Попадаются в толпе турецкие солдаты, хороший, черномазый народ. Одеты в синие мундиры и брюки, хорошо сшитые и, как видно, из сукна недурного качества.

Наняли фаэтон за три с чем-то рубля. Через мост поехали в Стамбул; эта часть города населена почти одними турками; в ней же построена и св. София, там же Сераль — вроде нашего Кремля. Сначала решили осмотреть турецкий музей, длинное в два этажа здание; около него сор и мусор, вероятно лежит десятки лет; плохо сделанная, или вернее разбитая ездой мостовая. Около фасада наставлено много древних барельефов, нецелых колонн и прочих древностей, крупного размера. Два этажа музея заняты статуями, саркофагами и разными другими скульптурными произведениями. Особенно обращает на себя внимание, гробница, по преданию Александра Македонского, аршина три вышины, аршина два ширины и аршина около пяти длины, вся состоящая из белого и очень чистого мрамора как будто сейчас из под резца художника. Стороны гробницы, изображающие сцены битв и охоту на зверей такой художественной работы, что подобную не часто можно видеть; рельефное изображение фигур и лошадей, так живо, так естественно сделано, что можно только изумляться таланту художника. Бешеная битва*) между конницей: лошади, вскочившие на дыбы, сбрасывающие с себя всадников, которые в то же время поражаются торжествующим противником. Удивительно хорошо изображены мускулы на теле сражающихся, а также фигуры упавших под ноги лошадей. У одной из фигур прекрасно высечено лицо, сохраняющее на себе выражение муки и боли. Трудно себе представить, чтобы художник так мастерски сделал из камня фигуры солдат, группу лошадей и людей так отчаянно сражавшихся, даже у лошадей заметны сердитые выражения глаз и проч.

*) Примечание. Трудно сказать, с каким народом происходит битва, по одежде и обстановке так непохожая на битву с персами; можно сомневаться, что гробница принадлежите Александру Македонскому. Гробница без сомнения очень древняя и принадлежала вероятно одному из знаменитых царей.

В другой зале стоит величественная фигура римского императора Адриана, в великолепной, полагаю военной, одежде, работа тоже великого художника, и тут же почти в такой же одежде фигура императора Нерона, только без головы, но хорошо сохранившаяся. Еще есть саркофаг, очень хорошо сохранившейся во всех деталях: крышка из белого камня, на четверть приподнятая, в нем лежит спеленатая фигура, как бы недавно завернутая в белую материю и опоясанная по многим частям тела белой же толстой лентой. Впечатление такое, как будто фигура недавно положена в саркофаг, Затем на полках за стеклами громадное количество разных ваз; кувшинов, мисок и всевозможных мелких вещей, служивших в обыденной жизни древних; много так же фигурок разной величины белого и коричневого материала, даже есть детские игрушки, почти такие же, как и в наше время. В другой зале стоит что-то, вроде католической каплицы — это, сделанная изящно из мрамора и каких-то голубых и зеленых камней, молитвенная часовня, в которой молился Магомет II, завоеватель Константинополя; там же его кресло и другие принадлежащая ему вещи. На том же холме, где музей и Сераль, место, где сосредоточены разные правительственные здания, в которых прежде жили султаны, после истребления янычар перенесшие свое жительство в Галату. Затем подъехали к главному памятнику христианства в Константинополе, к храму св. Софии, где, к скорби христиан, теперь мусульманская мечеть. При входе в храм, который не отличается парадностью, да и как-то мизерен, мне подали громадные калоши, которые настолько были велики, что сваливались с ног и в них нужно было не шагать, а шаркать ногами по полу, при таком способе ходьбы они не сваливаются.



В возбужденном и благоговейном настроении, вступил я сначала в паперть, она шириной во весь храм, а в поперечнике, полагаю, аршин около двадцати; главные врата в храме, в которые прежде входил только император Византийский и духовенство заделаны, остались лишь по двое врат по сторонам. в них входили: в двои врата женщины и в двои мужчины; потолок весь расписан фресками по золотому полю, которое и сейчас блестит несмотря на 1400 лет своего существовать. Вступая в храм поражаешься его величием, обширностью и гармонией всех частей. Стены все из разного мрамора, под куполом ряд окошек в 32 окна, идущих кругом, на них и стоит купол храма, что очень красиво; по стенам южным и северным сделаны окна в оригинальном стиле, из них льется тихий небесный свет, освещающий верхнюю часть храма и четыре паруса, на которых изображены громадные серафимы. По-моему, как будто в храме мало света, но в древних храмах соблюдался .таинственный полумрак, располагавшей чувства к более созерцательному настроению; ниже окошек устроены галереи, напоминающие ложи в театре, обставленный рядами драгоценных колонн они предназначались для женщин, для царицы ее двора и других высшего сословия женщин и интеллигенции. В храме всего сто колонн, •В самом низу храма 40 и 60 колонн на хорах, они сделаны из драгоценных пород разного мрамора; внизу храма из 40 колонн 8 из египетского порфира, они украшали древле храм Солнца в городе Бальбеке, восемь же зеленого фессалийского мрамора, перевезены из храма Дианы, языческой богини в Ефесе, прочие из разных мест Греции и других стран все из языческих знаменитых храмов. Внутренне стены храма облицованы порфировым мрамором. Потолки выложены мозаикой с разными, священными изображениями, которые турки замазали известью; не замазанными остались четыре колоссальные херувима, написанные на, так называемых в архитектуре, парусах мозаической работы. Лица херувимов в настоящее время закрыты овальными железными досками, черного цвета с золотыми на арабском языке надписями, вероятно из Корана. На хорах сохранились только изображения Вознесения и Сошествия Святого Духа, все остальное закрашено известью.



Пол храма тоже мозаичный, в настоящее время застланный циновками и коврами. Алтарь, по описаниям, был замечателен в художественном отношении и вместе с тем изумительно украшен; император Юстиниан и другие императоры после его не жалели средств, чтобы сделать храм на удивление миру. Историки повествуют, что когда Юстиниан, окончив отделку, взошел в храм, то воскликнул: «я превзошел Соломона». Алтарь и другие места храма блистали золотом и серебром, престол в алтаре, или, как говорят греки, трапеза, был тоже замечателен богатством и художественным исполнением, он был сооружен из золота, серебра и разных камней и покрыт эмалью.

Вокруг престола была начертана по приказанию императора следующая надпись: «Твоя от твоих тебе приносим рабы твои Христе, Иустиниан и Феодора, иже благосердно прими Сыне и Слове Божий, воплотивыйся и распныйся за ны и нас в православной вере, соблюди и град, его же нам вверил, во Славу Твою умножь и сохрани молитвами Пресвятая Богородицы и Приснодевы Марии».



Престол осенялся пирамидальным кувуклием (часовней), утвержденным на четырех огромных вызолоченных столбах, эмалированных и с чеканного работою, со всех четырех сторон спускались четыре завесы, которые отдергивались во время богослужения. Завесы были из парчи с изображением различных святых. Верх кувуклии завершался крестом из чистого золота, утвержденным на яблоке тоже из чистого золота. Конечно сообразно со св. алтарем была богата и вся обстановка собора, как то: церковная утварь, употреблявшаяся при богослуженш, которой было громадное количество; впоследствии, как видно из истории, все эти сокровища разграблены не мусульманами, а латинянами-крестоносцами, около 1200 года, те же латиняне похитили из храма св. Софии много св. мощей, между другими, как говорят, и мощи Иоанна Златоустого. В храме места для императора и патриарха тоже сделаны были из серебра и золота и также подверглись общей участи—разграблению или уничтожению от христиан-латинян крестоносцев. Показывают отдельное место в храме, где была крещальная, но туда почему-то не пускают. Долго я ходил по храму и не мог надивиться и насладиться зрелищем, представляющимся моим глазам. Какое сочетание вкуса, художественной гармонии; кажется ничего нельзя прибавить и убавить, чтобы не нарушить всей этой грандиозно соединной храмины. Какая громада! Архитектура храма, особенная оригинальная, нигде в свете не было такого своеобразного здания; древние, греческие и римские храмы были совсем другого стиля, подражания нет никакого, тут как будто соединился отходящий языческий и вновь возникающий христианский стиль. Воображаю, когда все было в храм цело, все на своем месте, везде блистало серебро и золото, и, когда существовал иконостас с иконами и всякими парчевыми завесами, все эти атрибуты христианства, сколько придавали красоты и великолепия храму: не даром послы Владимира св. были поражены зрелищем необычайного величия и красоты, что и способствовало их обращение в христианство. Храм Софии начат постройкой в 532 году и кончен в 537. В самое блестящее время царствования Юстиниана, София, в которой проповедовал Иоанн Златоуст, сгорела во время изгнания Златоуста, этот храм с деревянной крышей был сооружен Константином Великим; теперешняя св. София стоить почему-то в долине —между холмов — Стамбула, заселенного сплошь турками, Софийский храм следующих размеров: в длину—269 фут. ширины—240 ф., высоты—179 ф. При императоре Юстиниане весь причт храма состоял приблизительно из 1000 человек.

?

Log in

No account? Create an account