valuh


Вичуга - Москва - Россия

История - природа - география


Previous Entry Share Next Entry
Вторая мама Шукшина и ещё один спаситель Москвы. Часть 9
valuh
9. Сенсационная гипотеза о настоящем отце Шукшина

Теперь хочу озвучить фантастическую версию об отце Шукшина. Посмотрите на эти фотографии:



В центре – Георгий Фельдман, муж Ольги Румянцевой, репрессированный в 1936 году. Слева и справа – Шукшин. Мне кажется, поразительное сходство. Может быть, поэтому Ольга Михайловна относилась к Шукшину особенно и опекала его как сына – просто она узнала в нём черты своего мужа!..

Что интересно, и в характерах Фельдмана и Шукшина есть пересечения. Это некая оппозиционность, анархия, революционный дух, правдолюбство. Фельдман – активный участник и февральской революции, и Московского вооружённого восстания, и, как мы предполагаем, был связан с анархистским движением. Человек, в руках которого находился весь жилой фонд Москвы, жил, по сути, в коммуналке… Бунтарский дух Шукшина общеизвестен. Он был в явной оппозиции и на киношном фронте, и в литературе. Да и главным кумиром его был бунтарь Стенька Разин, фильм о котором ему так и не дали снять. Вредные привычки у Фельдмана и Шукшина были схожие – это страсть к алкоголю. Да и женские пристрастия, видимо, одинаковые – это тихие, верные женщины.

Известно, что информация об «официальном» отце Шукшина очень скудная. Например, нет фотографии Макара Шукшина, поэтому внешние сравнения с сыном невозможны. В 1933 году Макар был расстрелян и сын даже не помнил, как выглядит отец.

Но сохранились воспоминания родственников… Например, двоюродная сестра Макара, Анна Михайловна Шукшина, говорила: «Я Макара помню. Макар в отца ростом. Дядя Левон длинный был… Макарка – высокий, чубастый.»

Сам Василий Шукшин, со слов родственников и матери, пишет так: «Рассказывают, это был огромный мужик, спокойный, красивый… Насчёт красоты – трудно сказать. У нас красивыми называют здоровых, круглолицых – «ряшка – во!». Наверно, он был действительно очень здоровый: его почему-то называли двухсердечным…»

Итак, отец Шукшина был высоким и огромным, а Василий Шукшин отнюдь не высокий и довольно сухопарый. То есть, внешний образ Макара Шукшина явно не совпадает с внешностью Василия. К этому добавляется очень странная история с женитьбой Макара Шукшина. Когда родился Василий, его отцу возможно ещё не было и 17 лет… Плюс подозрительная история с «ошибочностью» годов рождения и отца, и матери Шукшина.

Приведём цитату из публикации Лидии Муравинской (журнал «Сибирские огни», 2009):

«Леонтий Павлович, дед Шукшина, родился в 1882 г., отец Шукшина — Макар Леонтьевич — в 1912 г.

Мать Шукшина, Мария Сергеевна, была седьмым ребенком в семье крестьянина Сергея Федоровича Попова. Она родилась в 1909 г.

Данные В. Гришаева основаны на материалах Алтайского государственного краеведческого музея. Однако нельзя не обратить внимание на то, что Шукшин в автобиографии, написанной 20 июня 1954 г., указывает год рождения матери — 1911, отца — 1910.

К этим же датам  он  возвращается в «документальной поэме» «Вот моя деревня»: «…А вот моя мать… Дважды была замужем, дважды оставалась вдовой. Первый раз овдовела в 22 года, второй раз в 31 год, в 1942 г.»

В личной беседе Мария Сергеевна говорила, что Макар Леонтьевич, будучи ее женихом, скрывал от нее свой возраст: был моложе на 4 года.  Он   боялся,  что   взрослая   девушка   не   согласится   выйти   за   него,  почти   подростка. Мария Сергеевна говорила, что Макар Леонтьевич был хорошо развит физически, поэтому выглядел старше своих лет. По-видимому, Шукшин ошибочно указал в одной из автобиографий даты рождения своих родителей».



А теперь гипотетически предположим следующую ситуацию: 19-ти летняя девушка не устояла от напора 35-летнего москвича, волей судьбы оказавшейся в Сростках… Известно, что сам Василий Шукшин обладал такими чарами, он говорил своей жене Лидии Чащиной: «Ко мне бабы липнут – а я никому не отказываю» (кстати, когда начались отношения Шукшина и Чащиной, ему был 31 год, а ей – всего 18).

Итак, предположим, что молодая Мария Попова могла «согрешить» с Георгием Фельдманом и, как в дальнейшем могло выясниться, «залететь». Разумеется, после этого её могли бы назвать гулящей, «порченой» и женихи её бы сторонились. Поэтому нужно было срочно «покрыть грех», а это можно сделать только быстрым замужеством. Вот тут неопытный подросток, который был неравнодушен к Марии, и оказался очень кстати. Как вспоминала одна родственница: «Дружили они. Маня-то бойкая была…»

Чтобы ускорить отношения с Макаром, Мария решила не ждать благословения родителей. Вот как об этом пишет сам Шукшин (разумеется, со слов матери): «Мать моя вышла за него «убёгом». Собрала в узелок рубашонки, какие были, платьишки – и айда! Ночью увёз на санях. А потом – ничего: сыграли свадьбу, всё честь по чести. Просто мамины родители хотели немного покуражиться – не отдавали девку».

Итак, с помощью замужества «грех» был скрыт… А чтобы повзрослевших детей не смущала молодость их отца, Мария решила себе сбавить несколько лет, а мужу добавить… Ну не могла же предвидеть Мария Шукшина, что её сын станет великим, и их биографию будут разбирать по косточкам и подлог вскроется! Между прочим, и мужа Мария обманула, сбросив себе три годика. Это факт открывается из допроса в 1933 году Макара Шукшина, в котором он утверждал следующее: «… Год рождения – 1912, малограмотный, беспартийный, машинист на молотяге; жена – Мария Сергеевна – 21 год, дети: Василий – 3 года, Наталья – 1 год». То есть Макар считал, что его жена одного возраста с ним.

Кстати, этот факт не согласуется с вышеприведённым утверждением Марии Шукшиной: «Макар Леонтьевич, будучи ее женихом, скрывал от нее свой возраст: был моложе на 4 года.  Он   боялся,  что   взрослая   девушка   не   согласится   выйти   за   него,  почти   подростка».

Утверждение Макара в допросе можно считать  не лживым,  следовательно, Макар не знал, что Мария старше его на 4 года. А значит, рассказ Марии Шукшиной – выдумка, цель которой как-то оправдать факт такого странного замужества…

Итак, мы видим много нестыковок и странностей, связанных с отцом Василия Шукшина. Но эти странности становятся объяснимыми,  если предположить, что отцом Шукшина был не Макар. Сейчас не секрет, что подобная ситуация (когда мужья не подозревают, что воспитывают не своих детей) не редкость…

Может быть, не случайно Шукшин, когда выдал в доме Румянцевой свою жену за сестру, их внешнее несходство объяснил «разными отцами»? Может быть, эта тема уже была заложена в его душе какими-нибудь разговорами родственников и земляков?

Ну, хорошо, внешнее сходство Василия Шукшина с Георгием Фельдманом бесспорно имеется… Но если гипотетически предположить его отцом Шукшина, как он из далёкой Москвы мог осенью 1928 года оказаться в алтайских Сростках? Давайте рассмотрим и этот вопрос.

Есть в Горном Алтае замечательное курортное местечко – санаторий «Чемал», который начал создаваться в середине 1920-х годов. В 1927 г.  Чемал  посетил секретарь ЦК ВКП(б) С. Косиор. После его посещения санаторий перешел в ведение ЦИК, т.е. получил статус правительственного. С этого момента  в санатории стали отдыхать члены правительства, другие высокопоставленные чиновники, известные артисты. Здесь бывали Молотов, Орджоникидзе, Калинин, артист Бабочкин, певица Нежданова. В 1931 году сюда от мужа сбежала жена Калинина и прожила несколько лет.


(фото из рассказа о Чемале блогера varandej)

Чемал славится хорошим сухим климатом, поэтому и правительственный санаторий был, прежде всего, туберкулёзным. Как мы помним, Лидия Чащина утверждала, что Ирина Румянцева, дочь Фельдмана, была «инвалидом детства». Возможно, это связано с туберкулезом, от которого, как сказано ранее, Ирина и умерла. Фельдман мог быть и сам туберкулёзником, – может быть, именно поэтому он стал заниматься Средней Азией, чтобы чаще бывать в более благоприятном сухом климате. Алтай же граничит с этим регионом, то есть Фельдман вполне мог в октябре 1928 года оказаться в правительственном санатории Чемал для отдыха и лечения. Тем более, что осень считается самым лучшим временем на Чемале.

Чуйский тракт, единственная дорога, с которой можно попасть в Чемал, идёт  как раз через село Сростки (родины Шукшина). И здесь на пути в Чемал или возвращаясь Георгий Фельдман вполне мог остановиться на ночлег…



Мне кажется, что Шукшин мог даже догадываться о своём происхождении. Мысль на это наводит, в частности, его дипломная работа  «Из Лебяжьего сообщают…». Во-первых, в основе сюжета короткометражки лежит супружеская измена. Во-вторых, название Лебяжье могло быть не случайным: оказывается, есть в Алтайском крае такой курорт (открытый ещё в 1918 году). Недалеко от Лебяжьего есть село Сросты (даже сам курорт находится в обширном сосновом бору, называемым Сростинским). Может быть, он сознательно (или подсознательно) в своей первой работе связал логическую цепочку «Сростки-курорт-измена»?

В общем, повторюсь, слишком много странностей и совпадений во всей этой шукшинской истории!

Если б в реальности было так, как мы предположили, то встреча Шукшина с Румянцевыми – просто удивительнейшее пересечение судеб, можно сказать, зов сердца. И звание «второй мамы» теперь имело бы более глубокий и многогранный смысл: здесь не только несостоявшаяся тёща, но, получается, и добрая мачеха?.. А Ирина Румянцева, при таком гипотетическом раскладе, была родной сестрой Шукшина по отцу. Может, именно поэтому между ними возникла именно дружба, а не любовь?..

?

Log in

No account? Create an account